Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Всегда наверху: введение в тему и краткое содержание журнала

В ЖЖ очередные сюрпризы - не всегда приходят уведомления о добавлении в друзья. Поэтому прошу не обижаться, если важна взаимность,  - "не виноватая я!". Комментарий в верхнем посте (или в любом другом) с обозначением намерений будет надёжным способом обозначить свои намерения (если СУП не подкрутит и уведомления о комментариях).
Пользуясь случаем, сообщаю об этом прискорбном факте и другим ЖЖистам. Обратите внимание!

Ниже - ссылки на отзывы о прочитанных книгах, просмотренных фильмах, поездках и прочее.

Collapse )


---

Имя (Le prénom) и Короли интриги (El Cuento de las Comadrejas). Два фильма.

            Затолкаю-ка я два фильма под одну крышу, благо, повод для этого есть – оба похожи на пьесу, то есть действие ограничено небольшим пространством и разыгрывается минимальным количеством участников. Пьесу, обычно, украшают диалоги, и в наших случаях они просто великолепны (или я самым банальным образом соскучился по хорошему тексту). Высокий уровень на протяжении всего действия поддерживать трудно, но выпадения  не так продолжительны, особенно в случае с европейцами. Закрученная интрига, отличная игра актёров – что ещё надо ждать от фильма? Намекну на ближайших «родственников» - «Резня» Полански и «Идеальные незнакомцы» из Италии (или наш вариант «Громкая связь»). Начну с французского, он мне больше понравился.

Имя (Le prénom), 2012, Франция, Бельгия



Collapse )
==========

«Голубые горы, или Неправдоподобная история», 1983, СССР, режиссёр Эльдар Шенгелая

        Сатирическая комедия абсурда с элементами гиперболы - вот такой сложной словесной конструкцией я бы обозначил жанр этого фильма. На примере одного тбилисского издательства показана система с нулевым КПД. Система, постоянно находящаяся в работе, руководитель которой просто по горло завален делами, а маляр еле успевает выполнять поручения своего начальства. Да и другие сотрудники тоже при деле. Великолепный фильм в котором прекрасно всё - диалоги, игра актёров и так далее.  Был же и у нас профессионализм, какая корова слизнула его? Советую найти время, прошедшие годы ничуть не состарили эту ленту.



Collapse )
========

Ги Меттан о русофобии . Часть 4. Заключительная.

          Информация разного рода и вида её представления должна складываться и создавать в общественном сознании общую и непротиворечивую картину России. Ги Меттан использует понятие метарассказа, в котором должны быть рассказы в рассказе, истории в истории, они должны продолжать начатую линию, прятаться друг в друге, как русские матрешки… Одно событие вызывает в памяти другое, вплетается в целую цепь событий; одно мнение отсылает к другому, к предыдущим эпохам, к другим культурам, к далеким континентам. Но все эти истории должны быть непременно связаны с тем, что происходило на Западе, в Европе и Соединенных Штатах.

            Итак, метарассказ включает в себя множество разных мифов, стремящихся изменить представление о настоящем. Его функция главным образом политическая. Но чтобы изменить настоящее, надо также изменить прошлое, и это объясняет, почему антирусские риторика и дискурс не пренебрегают историей. Их задача — минимизировать роль России в истории Европы, подчинить новую версию истории нуждам настоящего момента: согласно новой версии, Европа всегда была единой и группировалась в рамках сегодняшнего атлантического блока, объединяя Варшаву, Берлин, Брюссель, Париж, Лондон и Вашингтон.

Collapse )
==========

Ги Меттан о русофобии. Часть 2.

          Русофобия, как коронавирус, распространялась по западному миру, пока в последние два века не приобрела характер пандемии. Ги Меттан выделяет несколько очагов (которые можно назвать и лабораториями), в которых вирус русофобии получил самые благоприятные условия для своего развития. Под стихийные вспышки заболевания требовалось подвести теоретическую основу, которая, при этом, сулила ощутимые практические дивиденды.  Начну, как и автор, с Франции, которая основательно, с привлечением лучших своих умов, заложила мощный фундамент в современное здание русофобии. (Как и в предыдущем обзоре этой книги, цитаты выделю курсивом).

        Франция сыграла ключевую роль в формировании мировой русофобии, положив в ее основу две идеи: миф об экспансионизме и миф об азиатском деспотизме. Миф о русском экспансионизме обязан своим появлением фальшивому завещанию Петра Великого, написанному при участии польских аристократов во времена правления Людовика XV. В свою очередь, миф об азиатском деспотизме возник в эпоху Просвещения с подачи Монтескье и затем был подхвачен Дидро и либеральной интеллигенцией периода Реставрации, в частности Гизо и Токвилем.

Collapse )

Продолжение следует.

Ги Меттан о русофобии. Часть 1.

          Швейцарец Ги Меттан написал очень интересную книгу с длинным названием: «Запад-Россия. Тысячелетняя Война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса. Почему мы так любим ненавидеть Россию?». Принципиально нового здесь, пожалуй, нет, но фактологическая основа работы, системность книги и классификация многочисленных проявлений русофобии западными  политиками, учёными и СМИ дают информацию для размышлений. Ги Метанн человек Запада, поэтому он видит проблему глазами западного человека, но видит её достаточно объективно. Уделяя русофобии центральное место в своей работе, Ги Метанн рассматривает её в контексте западного миропонимания вообще, то есть как частный случай отношения Запада к своим противникам как реальным, так и назначенным им на эту роль. Полный обзор занял бы слишком много места, поэтому я выборочно обозначу несколько затронутых в книге моментов. Цитаты выделю курсивом. С них и начну.

          В сущности, русофобия, в отличие от англо- и германофобии, свойственной французам, сродни антисемитизму — хотя, разумеется, это далеко не одно и то же. Как и антисемитизм, русофобия не является временным явлением, связанным с определенными историческими событиями. Как и антисемитизм, она коренится, прежде всего, в мозгу, независимо от того, как на самом деле ведет себя объект неприязни. Как и антисемитизм, русофобия стремится возвести в принцип отдельные негативные свойства предмета ненависти — в нашем случае, такие как варварство, деспотизм, территориальная экспансия. И тогда ненависть к нации становится вроде бы оправданной.

        ... русофобия сродни расизму: во что бы то ни стало принизить «другого», чтобы сподручней было над ним властвовать. Именно поэтому русофобия — западное явление. Она оперирует теми же категориями, которые Эдвард Саид выделил в «ориентализме»: подчеркивание разницы, утверждение западного превосходства и использование стереотипов для вынесения суждения.

Collapse )

(Продолжение следует)

Анекдоты по понедельникам

Анекдоты не успел собрать, поэтому сегодня предлагаю полупирожки от Владимира Полякова.
=======================================================================================

сказать по правде я от жизни
уже устал охреневать
==========
за сам процесс их производства
детей приходится любить
=========
прогноз гласил что будет ясно
но мне не ясно ни хрена
==========
я бессердечней чем будильник
на свети твари не видал
=========
султан был целый день не в духе
он утром встал не с той жены
==========

Collapse )
=================================

Немного Гамла Стана

          В очередной раз прогулялся по Гамла  Стану (это не азиатская страна вроде Пакистана, Узбекистана или Тёплогостана). Гамла Стан, в переводе на язык родных осин, означает старый город. Историческое ядро, вокруг которого, увеличиваясь в размерах, и вырос современный Стокгольм. Всё началось в 1252 году, когда на этом месте Ярлом Биргером была построена крепость. Ярл – это один из высших титулов Скандинавии, а затем – название сословия знати. Этот титул уже к началу XIV века вышел из употребления, но память о нём осталась. Почему Ярл пишут как с заглавной буквы, так и с прописной, я сказать не могу. Но это и не важно, важно появление крепости.   Гамла стан занимает три острова, но мы заглянем в узел из тесных улочек, среди которых выделяется одна с магазинами, кафе и ресторанами и на которой постоянно толпится народ. В 80-х годах прошлого века обветшавший район привели в порядок и теперь он находится в приличном состоянии, возможно, даже, лучшем, чем в те времена, когда он не был туристическим объектом. Я, в качестве туриста, рысью пробежал по закоулкам и кое-что покажу здесь.



Collapse )

=========================

"Благоволительницы", Джонатан Литтелл, роман

          История – служанка политики. Или идеологии, что сути дела не меняет. Почему? Потому что практика  - критерий истины. Где-то, в пыльных кабинетах, возможно, делается и та история, которую называют наукой, но я говорю о той, которая бушует на площадях, газетных страницах, на телевизионных экранах и под обложками серьёзных и не очень серьёзных книг. Именно эта история ежедневно и ежечасно вливается где-то тонким шприцем, а где-то и двухведерной клизмой в общественное сознание, чтобы, овладев массами, стать силой. Вливается, в том числе, и через литературу.

          Вот передо мной исторический роман Джонатана Литтелла «Благоволительницы». Роман переведён более чем на 20 языков мира, Критики отмечают «абсолютную историческую точность романа» и называют его «выдающимся литературным и историческим явлением». Историческим, обратите внимание! Английская Таймс написала о «Благоволительницах» как о « великом литературном событии, обращаться к которому читатели и исследователи будут в течение десятилетий» (ещё раз обращу ваше внимание, на этот раз на исследователей, которые будут использовать роман как пособие для своих работ) и поместила его в ряд пяти самых значимых литературных произведений о Второй мировой войне (комплементарные слова позаимствовал у аннотации к русскому изданию).  Не исключаю, что в некоторых странах он будет включен в школьную программу (выборочно), или же в университетскую (в полном объёме). Причина простая – в  жестокий, грубый, переполненный грязью и кровью роман  заложен современный взгляд Запада на события Второй мировой войны, а, в некоторых случаях, поднимающийся и до цивилизационных вопросов. И это понимание истории так же грубо вбивается в сознание читателя. Где в книге кончается литература и начинается идеология разобрать невозможно, настолько тесно они переплелись. Как пара змей, если вспомнить образы из рассказа бедолаги Мцыри.

Collapse )

=======

23 августа 1939 года. Договор о ненападении между СССР и Германией.

          Не собирался ничего писать на тему событий 23 августа 1939 года, но занесло меня на сайт Иносми, где и была обнаружена статья из немецкого Шпигеля. «Спустя 80 лет после подписания пакта Молотова-Риббентропа соратники Путина хотят реабилитировать роковое соглашение, придавшее законную силу нападению диктаторов на Польшу» - вот так бойко начинает свои разоблачения некто Нееф. Мне совершенно безразлично, кто такой Нееф, какова степень кривизны этого Шпигеля и насколько оно покрыто налётом желтизны. Тут важнее другое. Становится канонической такая версия начала Второй мировой войны: два диктатора поделили между собой Европу сначала на картах, а потом и в реальности, что и привело к величайшей трагедии 20-го века. Эту примитивную и поэтому легко вдалбливаемую в головы конструкцию разукрасили, как новогоднюю ёлку, яркими игрушками, изготовленными в кино, на телевидении, в газетной публицистике, в литературе, подкрепили, для солидности, «историческими исследованиями» – и всё, отлито в граните. Теория эта выгодна Западу в целом и некоторым странам в отдельности. Например, Польше, тем же Англии или Франции и так далее. Список легко можно расширить. В рамках такого подхода Польша становится жертвой и теперь можно закрыть глаза на её поведение в те роковые годы. Но об этом лучше говорить ближе к круглой дате – восьмидесятилетию начала Второй мировой (именно эта дата назначена точкой отсчёта), а сейчас несколько замечаний по поводу сегодняшней даты. Именно 23 августа 1939 года Германия и Россия заключили договор о ненападении.

Collapse )
===