Category: армия

Всегда наверху: введение в тему и краткое содержание журнала

В ЖЖ очередные сюрпризы - не всегда приходят уведомления о добавлении в друзья. Поэтому прошу не обижаться, если важна взаимность,  - "не виноватая я!". Комментарий в верхнем посте (или в любом другом) с обозначением намерений будет надёжным способом обозначить свои намерения (если СУП не подкрутит и уведомления о комментариях).
Пользуясь случаем, сообщаю об этом прискорбном факте и другим ЖЖистам. Обратите внимание!

Ниже - ссылки на отзывы о прочитанных книгах, просмотренных фильмах, поездках и прочее.

Collapse )


---

Анекдоты по понедельникам

Вся эта доброта - она неспроста. А вдруг ему что-то надо? Вдруг он хочет получить добро в ответ? Хитрая добрая сволочь.
==========
Мало кто знает, что перед получением дипломов актеры подписывают бумагу, что будут всегда и всем рассказывать про то, что в школе учились плохо, были отчаянными сорванцами, а в ВУЗ поступили случайно, составив просто компанию приятелю, причем, он не поступил, а его приняли.
==========
Что-то подозрительно долго нам не сообщают дату следующего конца света.
==========
Collapse )
=========

О Первом канале

          Сегодня дважды соприкоснулся с самым нашим Первым телевизионным каналом. Ненадолго, мимоходом, но осадок остался. Во-первых, сериал ВВС «Отверженные». Бритиш Бродкастинг, по-моему, задался целью осовременить классику. Я смотрел «Короля Лир», где жених Корделии теперь соконтинентник Отелло, а в сегодняшней классике из Франции они перекрасили и следователя, да и один из самых известных в СССР французов, то есть Гаврош, также несёт на себе следы выходца из самой жаркой части света. Толерантность умеет отбрасывать тень и на прошлое.

Collapse )
========
Сказал, и тем облегчил душу. Можно и футбол посмотреть!

Не удержусь, скажу тоже пару слов

Чем отличаются террористы от Империи Добра регулярной армии?
У террористов есть бомба, но нет самолёта для того, чтобы эту бомбу сбросить.

          Примерно так описал положение вещей один высокопоставленный зарубежный чиновник несколько десятков лет тому назад. Ни его фамилию, ни название организации я уже не помню за давностью лет, но определение его, к сожалению, приходится вспоминать всё чаще и чаще.

          В сегодняшних событиях есть один странный момент: коалиция бомбила места разработок сирийского химического оружия. Хорошо, молодцы! Но что было бы, если там и на самом деле были запасы химического оружия?  Расползлось бы и потравило попавшее под его воздействие население. Или, если это гуманитарные бомбардировки, то и умирают понарошку?

УПД. Убрал про газообразное ХО. Ошибся.

Об одном синдроме

          Есть такой синдром Сидония Аполлинария. Назван по имени римского гражданина, любителя эпистолярного жанра, благодаря этому увлечению и оставившему своё имя в истории. И, особенно, помогло ему «наследить» одно письмо, в котором он пишет о том, как ему хорошо: поют птички, плавно текут воды Тибра, греет солнышко – тишь да благодать в Риме, самом безопасном месте в мире. А через несколько месяцев варвары захватили и разграбили город. Свойство человека не замечать находящуюся в паре шагов от него опасность и назвали синдромом Сидония Аполлинария.

          Хорошо сегодня на улице! Река, правда, замёрзла, но уже первый день весны, и совсем скоро - журчат ручьи, слепят лучи, и тает лед, и сердце тает... Да, ещё послали сегодня кого-то...

Взлетая выше ели,
Не ведая преград,
Крылатые ракеты
Летят, летят, летят!

Такая вот диалектика.Призадумаешься тут

Из дневников Вильгельма Прюллера. Часть 3.

          При чтении дневников  часто приходит в голову мысль, что существует некоторая константа, которую, меняя словесную упаковку, Запад тащит внутри себя уже не одно столетие. Самым же явным,  активным и экстремальным выразителем этих взглядов в наше время стал авангард человеческой цивилизации из-за океана, который через отдельных представителей своей элиты иногда проговаривает их вслух. Вообще, идеи исключительности и мессианства американской нации прорабатываются давно и успешно, но в некоторых случаях это звучит особо цинично. Так, например, как это было в случае с Хиллари Клинтон, которая в недалёком будущем может возглавить это государство и получить в руки рычаги для проведения планов, согласованных с таким миропониманием, в жизнь. Несколько цитат:

          «США - исключительная нация. Я верю, что мы - последняя надежда Земли, о которой говорил Линкольн. Мы - сияющий град на холме, о котором говорил Рейган. Мы всё ещё та самая альтруистичная и милосердная страна, о которой говорил Кеннеди».
«Дело не только в том, что у нас самая великая армия или в том, что наша экономика больше, чем любая экономика на планете, а ещё и в силе наших ценностей, силе американского народа. [...] Часть американской исключительности заключается в том, что мы — незаменимая нация».

          "Американцы - исключительная нация. Я верю в то, что мы - последняя и самая лучшая надежда Земли. США - это сияющий город на холме. Мы - великая, не эгоистичная, сочувствующая страна. У нас не только самая сильная армия и самая развитая экономика в мире. Наша сила так же в наших ценностях. Каждый из нас мечтает о большем и никогда не бросает попыток сделать нашу страну лучшим местом в мире. Что ещё делает нас исключительной нацией? То, что мы - незаменимая страна. Мы единственная незаменимая страна! Люди во всём мире смотрят на нас и следуют за нами. Быть американцем - Божий дар! Вот почему так много людей в мире тоже хотят стать американцами".

          Это небольшое отступление от темы, прыжок в современность, а я сейчас ещё там, в сороковых годах прошлого века. Завершая цитирование избранных моментов дневников Прюллера, предлагаю выборку, которую условно назову Германия. Дополнительные слова тут не нужны,  текст говорит сам за себя. Что тут добавить? Это надо помнить и понимать, к чему сегодня может привести «философия» подобного рода.

Collapse )
=====
Это было окончание.
На очереди Маннергейм

Из дневников Вильгельма Прюллера. Часть 1.

            Прочитал дневники  Вильгельма Прюллера, истинного арийца и верного солдата фюрера. С самых первых дней Второй мировой войны он находился в действующих частях вермахта и в его рядах встретил и взлёт, и падение Третьего Рейха. Свои дневники Прюллер  вёл в форме обращения к жене и детям, эдакий доверительный рассказ любящего мужа о том, как он борется за их светлое будущее. Не первый раз я знакомлюсь с  мемуарами немецких горе-завоевателей, но эти отставил бы немного в сторону от основного потока. Вот почему.

          То, что я читал раньше, были впечатления людей, ставшие участниками событий в большей степени поневоле – авторы или выполняли обязанности, наложенные на них выбранной раннее профессией (например, военной), или же были призваны в армию без учёта их желаний. В случае же с  Вильгельмом Прюллером мы имеем дело с сознательным нацистом, встраивающим военные действия в своё миропонимание, которое, в свою очередь, базируется на нацистской идеологии.

          Буду цитировать Прюллера, скомпоновав по своему усмотрению цитаты из дневников по нескольким темам, которые выделил произвольно. Не всё цитируемое я подбирал в качестве иллюстрации его идеологических взглядов. Представляет интерес и впечатления жителя благополучной Вены от других стран и местных обычаев, и то, как меняется его  настроение по мере изменения ситуации на фронте. А начну, для разминки, с выдержек, которые относятся к Польше и другим странам Восточной Европы. А затем будет ещё два поста – о Германии и о России.

(Жирный шрифт мой).

Collapse )
=====
Продолжение следует и очень скоро

Шарль Митчи. «Тамбов. Хроника плена 1944-1945».

        Воспоминания одного из эльзасцев, насильно призванных в 1943 году в немецкую армию и отправленных на Восточный фронт. Для того, чтобы не подвергать реальной опасности жизни своих близких, Шарль Митчи не укрывается от призыва, а проходит подготовку на разного рода занятиях и попадает в немецкие войска, занимавшие в то время Новоград-Волынский, что на Украине. Здесь же, во время наступления Красной армии, Митчи сдаётся в плен. Собственно, таков и был его план – при первой же возможности перейти на советскую сторону, а оттуда перебраться в армию генерала де Голля. Но, человек полагает, а бог располагает. Митчи прошлось пережить все ужасы плена в Тамбовском лагере. По состоянию здоровья он не попал в полуторатысячный отряд эльзасцев, лотарингцев и французов, который был сформирован  из пленных и отправился в армию свободной Франции, а пробыл под Тамбовом до августа 1945 года. Свои «приключения» он и описал в книге.

          По стилю это больше похоже на дневник. В основном, описывается то, что видит Шарль Митчи и что происходит лично с ним. Здесь нет принципиально неизвестных вещей, но свидетельства лично пережившего  намного важнее домыслов. Правда, свидетельства очевидца – не всегда гарантия правдивости, что подтверждает и упоминания  автором работ других мемуаристов, также разделивших с ним тяготы тамбовского лагеря, но интерпретировавших происходившее совсем в других тонах. В общем, книга даёт представление об одном из небольших эпизодов Великой войны, который важен для эльзасцев и лотарингцев, а для остальных, не связанных личными историями, – лишь фрагмент на огромном полотне. Я не буду подробно разбирать содержание и не буду давать ему оценок, а остановлюсь всего на двух моментах.

       Collapse )
=======

Беларусь 2012. Часть 7. Могилёв, Буйничское поле и этнодеревня

       Хотя история вновь и вновь подбрасывает доказательства того, что люди не могут обойтись без войн, признать войну естественным состоянием человечества не позволяют остатки веры в разум, сохранившиеся крохи оптимизма, да ещё места былых сражений, подобных полю возле небольшого посёлка Буйничи, что буквально в двух шагах от Могилёва. Здесь ярко светит солнце, дружно поют птицы, опьяняюще пахнет свежескошенная трава – настоящий праздник жизни, и невозможно представить, что в июле 1941-го на этом месте 388-я стрелковая дивизия, работники милиции, курсанты школы НКВД и 12 тысяч ополченцев Могилева 23 дня в кровопролитных боях обороняли подходы к городу. Ну не вяжется никак эта умиротворяющая природа и смерть, которую несёт война. С этим полем связана и судьба К. Симонова, в то время фронтового корреспондента, увидевшего поле сражения своими глазами и много раз вспоминавшего его в своих книгах  -  «Живые и мертвые», «Солдатами не рождаются», «Последнее лето», «Разные дни войны». Или в книге «Шел солдат»: «Я не был солдатом, был всего-навсего корреспондентом, но и у меня есть кусок земли, который мне век не забыть - вот это поле за Могилевом, где я впервые видел в июле сорок первого, как наши сожгли тридцать девять немецких танков и бронетранспортеров. Вот этих самых, снятых тогда моим погибшим потом товарищем». И в своём завещании он просил развеять свой прах над Буйничским полем, чтобы соединиться с погибшими там бойцами. Его желание было выполнено 8 сентября 1979 года, а 25 ноября 1980 года здесь открыли мемориальный знак – 15-тонный камень-валун с высеченным на нём факсимиле писателя


 IMG_3129


Collapse )

Генрих Бёлль, «Групповой портрет с дамой»

           Роман чувственный, даже эротический. Особенно, если понимать Эрос не только как физическое влечение, но и как стремление души к бесконечности, как жажду полноты существования. «Нужно … стараться ехать в земной карете, запряжённой небесными конями» - так говорит Лени, та дама, которая и является центральной фигурой романа и того группового портрета общества, который рисует нам автор.
            Роман антибуржуазный. Тема для Бёлля традиционная, атаке подвергается, в первую очередь, буржуазная мораль. Точнее, показывается вторичность морали перед экономической выгодой и перед формальной законностью, которая если не вовсе устраняет совесть, то позволяет оправдать любое безнравственное действие, вписывающееся в  законодательные рамки. Буржуа организуют войны, наживаются на них и выходят здоровыми из кровавой мясорубки, запущенной при их прямом участии. Гибель собственного сына Генриха, демонстративно  «напросившегося» на расстрел в знак протеста против участия отца в поставках германской военной машине, смогла выдернуть из этой среды Груйтена, но это единичный и совсем не типичный случай. Просто произошли в семье Груйтена, достопочтенного и уважаемого промышленника, какие-то аномальные явления, в результате чего родились у него сын Генрих и дочь Лени. Оба не вписывались в сложившуюся систему, не принимали её ценностей и моделей поведения. Тела их были не свободными, но свободными были их души. Они не пожелали приспосабливаться к законам общества, умертвляющим естественные желания и стремления. Как однажды выразилась Лени, ей повсюду мерещатся таблички с надписью: «Осторожно, опасно для жизни». Сын Лени и советского военнопленного Бориса Колтовского – такой же изгой, как и мать. И не только из-за своего происхождения, но и из-за симптома ОУД (отказа от успешной деятельности), делавшего его поведение непонятным, а непонятное всегда считается опасным. Они, как единичные ростки другой жизни, формально побеждены, но победителям это симпатий не добавляет.
            Роман антиклерикальный. Подчеркну, не антирелигиозный, поскольку на эту тему Бёлль не распространяется и своего отношения к вере не проявляет. Причём, если мне не изменяет память, объектом его критики  и в этом, и в других его романах становится католическая церковь, а протестанты остаются вне зоны обстрела.
            Роман, после которого он и удостоился Нобелевской премии. Вещь действительно сильная, хотя и кому-то может показаться затянутой из-за неторопливости и кажущейся многословности, лишающей сюжет динамичности, но так Бёлль писал и другие свои большие романы. Упомяну его  «Бильярд в половине десятого», который дал мне для представления о мощи немецкой машины, обрушившейся на Советский Союз, гораздо больше, чем дают сухие перечни цифр. Потому что романы Бёлля передают атмосферу времени, а это удаётся далеко не всем. Тем он и привлекает читателя.