crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Джонатан Франзен, Поправки

Слишком простое название, которое дал своему роману Джонатан Франзен (The Corrections), поставило перед переводчиком нетривиальную задачу - передать замысел автора и сделать русское название привлекательным для покупателя. Трудно отнести получившееся в итоге к удачам перевода, как-то измельчило и замутило оно тему книги - я вообще, увидев обложку книги и страну автора, почему-то подумал, что речь пойдёт о поправках к конституции США. К тому же, поправки в русском языке означают незначительные изменения, в книге же на протяжении времени действия происходит радикальное изменение жизни американцев, своеобразная перестройка, пусть и совершаемая в результате незаметных для героев… (ну хорошо, используем перевод) поправок их действий, чувств и мыслей. А в результате таких незначительных, но постоянно действующих поправок происходят революционные перемены.
                Есть у Рэя Брэдбери в Марсианских хрониках печальный рассказ "Будет ласковый дождь" о доме, оставшемся без хозяев и об имитации жизни в доме, из которого жизнь ушла. Что-то похожее, пусть и не в такой крайней форме, происходит с пожилой супружеской четой Ламберт - дети выросли и разлетелись, Альфред, глава семьи, слабеет телом и разумом, лишь его жена Инид, цепляясь за иллюзии, тщетно пытается склеить прошлое и настоящее. Своеобразная американская Раневская, чей вишнёвый сад уже давно вырублен, а она, занятая своими делами, даже не слышала звуков топора.
              Выделю, по моему мнению, основной объект  действия поправок - традиционный уклад жизни. На примере семьи Ламберт показано, как распадалась и, в конце концов, распалась основа консервативной Америки - WASP (White Anglo Sахоn Protestant), как терпят крах базовые понятия этого образа жизни -  семья, труд, религия, мораль.

Патриархальный семейный уклад, непререкаемый авторитет отца, поддерживаемый, при необходимости, и мерами физического воздействия, следование повторяющемуся от поколения к поколению ритуалу поведения детей, их взрослению и  встраиванию в привычный круг превращений – все эти атрибуты прошлого приказали долго жить. И если старший сын Гари ещё  поддерживает худо-бедно институт брака и даже обзавёлся в нём тремя детьми, то младший сын Чип погрузился в пучины промискуитета и, в конце концов, прибившись к женскому берегу, даже не удосужился зарегистрировать отношения. Ещё показательнее выглядит судьба их сестры Дениз. После неудачного и скоротечного брака, пережив затем бурный и безнадёжный роман, она покончила с проблемой гетеросексуальной семьи самым радикальным способом, перейдя на противоположный берег и выбрав прелести любви однополой. А ведь "бывали такие вечера, сотни, быть может тысячи, когда семья, это атомное ядро, не испытывала потрясений, способных её расколоть"  - так думал, отыскивая хотя бы какую-нибудь опору в настоящем, бывший глава бывшей семьи.
              Меняется и отношение к работе, к труду. Ещё во время своей зрелости Альфред начал замечать эти изменения, всё чаще слыша, "как молодые служащие повторяют друг другу: "Смотри на жизнь проще!".
"Пока, Сэм! Не перетрудись!"
"И ты, друг! Расслабься"... Там, в прерии, где он вырос, эдакое легкомысленное создание не сочли бы настоящим мужчиной. Теперь народилось новое, изнеженное поколение, его беззаботность - жизненное кредо". Уходит время продуктивного капитализма, на смену ему идёт капитализм финансовый, спекулятивный и если реликтовое сознание Альфреда с презрением относится к «нетрудовым доходам» от игры на курсе акций, то его сын Гари ради прибыли готов нагреть и собственных родителей. Ничего личного, это просто бизнес. Но Гари хотя бы прикладывает усилия к добыванию денег, его дети уже элементарным образом паразитируют на нём. А дети, как известно, будущее страны.
            Религиозность, пусть и проявлявшаяся в исполнении некоторых внешних требований культа, дошла до материализма того же Гари и появлению новых священных книг у его жены (широко представленных и в наших магазинах)  из серии "Как стать … " или "Как сделать …", а место священников заняли психотерапевты и психоаналитики. Чип и Дениз также вывели вопросы религии за пределы своего мира.
            Конечно, этот роман многоплановый и не исчерпывается темой распада одной отдельно взятой семьи и консервативных ценностей Америки. Предметом рассмотрения становится сама "эпоха поправок", начиная со времён Великой депрессии 1929 года и заканчиваясь за месяцы до падения нью-йоркских башен-близнецов. И поправки действуют на всех героев книги, а через них - и на страну. Очень качественная книга, рекомендую всем любителям серьёзной литературы, а почитателям американской просто необходимо включить её в список обязательных для прочтения. Среди минусов отмечу затянутость некоторых эпизодов да и достаточно большой объём - резервы для сокращения текста есть. К тому же события романа, разворачивающиеся в Литве, заставляют усомниться в адекватности всей картины, нарисованной автором. Но вспомнив, что он американец, успокаиваешься - очевидно, и для него всё, что находится за пределами покрова звёздно-полосатого, является царством дикости и варварства.

Tags: Литература, Франзен
Subscribe

  • И о футболе

    Швейцарцы обыграли французов, только что вдесятером чуть не прошли испанцев. В четвертьфинале. На встрече должна присутствовать Виола Амерд, министр…

  • О женском фигурном катании. Предложение.

    В те времена, когда дни были огромными, а вечера длинными, я, вместе со всей страной, часто наблюдал за соревнованиями фигуристов. Потом интерес…

  • Осень. О двух событиях.

    Заболев изнурительным кашлем, случайно, кажется, перескочил в бета-версию Яндекс-браузера. Помню, всплыло в начале работы окно с предложением…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments