crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

«Анна Каренина». III. Кто виноват?

          Роман, в котором нет ни правых, ни виноватых. Грешники есть, праведников нет. Толстой никому не выносит обвинительного приговора, передавая это право высшим инстанциям - «Мне отмщение и Аз воздам». Вот и я, неожиданно для себя, тоже не могу никого в этой книге однозначно признать виновным. А неожиданно потому, что начинал чтение уже с предварительно выставленными оценками, и ожидал найти им подтверждение на страницах книги. Оказалось, что система плохой-хороший здесь не работает. Персонажи мечутся  в пространстве между двумя этими полюсами, но покорить ни один из этих полюсов никому не удалось.

           Появляется соблазн назвать виновником всех случившихся бед обстоятельства. То хитросцепление законов, правил и привычек, которые общество выработало и в которое погружается  человек с момента своего появления на свет. Основания так думать есть. Толстой с осуждением относился как к государственной машине, так и к свету, да и ко всему образованному обществу в целом. Носителем мудрости у него был простой народ, и именно там нашёл свою правду Левин. Хотел ли писатель показать это в «Анне Карениной», или нет, я сказать не могу. Может, так получилось непроизвольно. Во всяком случае, в истории главной героини внешние обстоятельства сыграли огромную роль, и это нельзя походя отбрасывать.

      В то же время, нелепо считать роман иллюстрацией к избитому тезису «среда заела». Да и сам Толстой позже, объясняя смысл эпиграфа, говорил, «что то дурное, что совершает человек, имеет своим последствием все то горькое, что идет не от людей, а от Бога и что испытала на себе и Анна Каренина». У Толстого было своеобразное понимание Бога и способов Его общения с людьми. Он часто говорил о нравственном законе, и здесь, скорее, речь идёт о воздаянии человеку за нарушение этого закона. Так что, и на это нельзя закрывать глаза. Поэтому, для себя, при оценке поведения персонажей я объединил и влияние среды, и личную волю каждого из них.

          Анна Каренина  - самый сложный персонаж романа. Хотя бы потому, что никто другой из действующих лиц не вызывает такого количества споров и такого разнообразия мнений, как она. Некоторые спорщики способны, кажется, и целую книгу написать, а некоторые обходятся всего одним словом, и не у всех оно звучит прилично. Всё потому, что Анна в романе самая живая и, поэтому, самая противоречивая. Особенно на фоне других персонажей, которые понятны, предсказуемы и даже их странные поступки (как у Алексея Каренина, например) выглядят закономерными, вытекающими из усвоенных ими правил и личных жизненных принципов. Думаю потому, что Толстой для выписывания образа Анны использует язык чувств, а для остальных – язык действия. Как ни странно, это относится и к Левину, хотя, казалось бы, уж ему-то грех жаловаться – целые страницы занимают его переживания и духовные метания. Но если сравнить двух этих героев, то приходит мне в голову аналогия из русских сказок про мёртвую и живую воду: собрал Толстой по кусочкам характер Левина, окропил мёртвой водой, а вот живой не хватило, вся на Анну ушла. Не исключаю, что в процессе создания романа Анна вышла из-под контроля писателя и уже сама диктовала ему  правила игры, то есть свои чувства, мысли и поступки. Потому что (опять предполагаю) Толстой хотел показать порочность такого поведения, но вышло это как-то неубедительно, неоднозначно. Виктор Шкловский выразил это в очень спорной, но красивой формуле – Толстой выбрал Кити, а любит Анну. Тут выражена ещё одна, очевидная и для меня мысль, что «Анна Каренина» - роман очень личный. (Настолько, что его можно было бы, по аналогии, назвать «Толстой и мир» или, отбросив скромность, «Я и мир»). Но мы сейчас не о Толстом, а о его самом противоречивом персонаже.

          Подробности детства Анны неизвестны, всё начинается с замужества. История там была темноватая, с душком. Брак сложился явно не по любви, а благодаря ухищрениям тётушки невесты, которая убедила Каренина, что он, после каких-то также не озвученных Толстым проступков, был просто обязан, как честный человек, жениться на племяннице. Не похоже, что в тот момент чувство любви пылало хотя бы в одном из супругов. К тому же, новоявленный жених был на двадцать лет старше невесты. Ничего предосудительного в такого рода браках не было, и десять лет жизнь Карениных катилась по рельсам, проложенным всем укладом того общества, к которому они принадлежали. Но была в их семье, как говорит наш президент, заложена мина (не одна, на самом деле).  Если бы я был психологом, то назвал бы это взрывное устройство  несовпадением психотипов,  но придётся ограничиться стандартной формулировкой – «не сошлись характерами». До занудства рациональный муж и чувственная, живущая эмоциями жена.

          Именно чувственность, доводящая её до грани нервного срыва, определяет поступки Анны. До встречи с Вронским всё это находилось в свёрнутом состоянии ожидания, но моментально вспыхнуло при первой же возможности. Эмоциональная связь, потребность в которой была не удовлетворена в браке, появилась. Насчёт физической связи Толстой не распространялся и, надо думать, что он не хотел сказать, что именно она (физическая связь) сыграла роль спички, разжёгшей пожар. Для него важнее сам факт измены. Хотя и Анна, и Толстой прекрасно понимали, к чему может и к чему должно привести поначалу безобидное чувство, если дать ему волю. А волю ему дали. После этого возврата к прежней жизни для Анны уже не было, это означало бы самоубийство эмоциональное, что для неё равнозначно самоубийству физическому. Но и в новой жизни оказалось всё не так гладко, обе дороги вели к одному обрыву. Железная дорога была для Толстого символом чего-то механического, расчеловечивающего. Немудрено, что изменница покончила с собой именно на железной дороге. А ведь в первых набросках романа должна была утопиться в Неве.

           Психологи подсказывают, что у Анны была истерическая структура личности. Это не истеричка в обыденном понимании этого слова. Там целый комплекс специфических признаков. Один из них - потеря контроля над собой, полная зависимость от партнёра, недержание эмоций и демонстративность. Главное же – отсутствие зрелого Я, неумение принимать взвешенные, рациональные решения, а также неумение переживать страдание. Психологи много чего ещё пишут по этому поводу, кому интересно, тот может самостоятельно ознакомиться с их работами. Я же хотел ещё раз сказать, что судьба Анны складывается из двух составляющих – её характера и внешней обстановки. Она чувствовала давление и осуждение света и считала, что она стольким пожертвовала ради любви, что Вронский должен это понимать и тоже отречься от внешнего мира. Их взаимоотношения сложились так, что она отбросила всё и целиком отдалась чувству, а Вронский оставил себе форточку, и ветер другой, независимой от Анны жизни, приводил её к страшному нервному напряжению. Часто виной всему называют наркотик, к которому пристрастилась Анна, и который давал ей временное облегчение. Мне так не показалось, определяющим фактором он не был. Разве что в момент самоубийства, когда она превысила свою обычную норму.

        Пора останавливаться, хотя сказал не всё. Надо придерживаться формата социальных сетей. Виновата ли Анна? Конечно, если использовать анализ причинно-следственных связей. Тут просматривается одна любопытная деталь. Не исключено, что если бы Анна не приехала в Москву и не встретила бы Вронского, то он вполне мог жениться на Кити. Это и подметила Долли:

          «Как счастливо вышло тогда для Кити, что приехала Анна, и как несчастливо для нее. Вот именно наоборот, — прибавила она, пораженная своею мыслью. — Тогда Анна так была счастлива, а Кити себя считала несчастливой».

          А приехала Анна в Москву брата из беды выручать. Получается, что своей изменой запустил цепочку причинно-следственных связей Стива Облонский, в доме которого всё смешалось на первой же странице романа. Последствия любого, даже незначительного поступка, непредсказуемы, и Толстой ещё раз напомнил нам об этом.

        Вернусь к тому, с чего начал: кто виноват? Закрыл книгу с удивлением: лично я никого не могу назвать виноватым. Так сложились обстоятельства, что хорошие, в общем-то, люди были поставлены перед тяжелейшим выбором. Поскольку на скамью подсудимых чаще других усаживают Анну, то скажу так: рационально размышляя, и я могу подобрать несколько «статей» для её обвинения. Но в этом случае эмоциональное отношение перевешивает рациональное. Её мне жаль, она тоже жертва. При этом прекрасно понимаю, что есть все основания относиться к ней иначе.

Ещё не всё сказал и не всех охватил. Продолжение следует. Может, и не одно.

====================
Tags: Литература, Толстой Лев
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Новости шахмат.

    Грузинская экс-чемпионка мира по шахматам Нона Гаприндашвили подала иск на $5 млн. к компании Netflix, на платформе которой вышел сериал «Ход…

  • О силе слова.

    У нас в городе на одном из проспектов в прошлом году открылась «Кулинария». Обычное заведение с традиционным ассортиментом. Тогда я…

  • Анекдоты по понедельникам

    - Почему Медведев какой-то хмурый и злой, а Путин добродушный и весёлый? - Потому, что Медведев про себя всё сам читает в интернете, а Путину…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments

Recent Posts from This Journal

  • Новости шахмат.

    Грузинская экс-чемпионка мира по шахматам Нона Гаприндашвили подала иск на $5 млн. к компании Netflix, на платформе которой вышел сериал «Ход…

  • О силе слова.

    У нас в городе на одном из проспектов в прошлом году открылась «Кулинария». Обычное заведение с традиционным ассортиментом. Тогда я…

  • Анекдоты по понедельникам

    - Почему Медведев какой-то хмурый и злой, а Путин добродушный и весёлый? - Потому, что Медведев про себя всё сам читает в интернете, а Путину…