crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Толстой и Ленины

          Все, наверное, помнят картину, на которой задумчивый всадник стоит перед развилкой дорог и смотрит на камень. На камне написано, что произойдёт, если пойдёшь налево, и что будет, если повернёшь направо. В своей жизни человек ежеминутно стоит на подобной развилке, только надписи на камне ему не доступны и он сам, по каким-то личным соображениям, выбирает себе дорогу. Таким образом настоящее и формирует будущее, варианты которого могут очень сильно отличаться друг от друга. Нам известен только  реализованный вариант, что было бы в случае другого выбора, мы можем только гадать, иногда горько сожалея о выбранной дороге, или, наоборот, благодаря судьбу за своё решение. Помните песню о случайности: «Представить страшно мне теперь, что я не ту открыл бы дверь...»?

          Это небольшое предисловие к ситуации, в который оказался Лев Толстой во время работы над романом «Анна Каренина». Казалось бы, мелочь, выбор между двумя буквами  «в» и «н», но на то он и «матёрый человечище», чтобы волны даже от такой незначительной, казалось бы, причины вздымались, как от глыбы, брошенной в воду, и через столетия доходили до нас.  Придётся, правда, сделать одно допущение, но, мне кажется, оно очень убедительно.



        Дело в том, что в первоначальных редакциях имена и фамилии практически всех героев романа были совсем другие. Толстой долго пробовал разные варианты, пока не остановился на тех, которые теперь  впечатались в сознание читателей (и не только читателей) и сидят там, как влитые. Те, предыдущие, кажутся корявыми, не звучными. Например, Анна Каренина могла быть Татьяной Ставрович. Нет, в параллельной реальности мы бы привыкли и к такому имени, и, напротив, удивлялись бы варианту с Анной Карениной, совершенно не подходящей привычной нам Татьяне Ставрович. Но мы то живём там, где живём, и у нас есть Анна Каренина, а другие нам не нужны.

        Есть, однако, в этом романе кое-что поинтереснее. Другой важный персонаж в книге не сразу стал Левиным. В первоначальных редакциях он был то Ордынцевым, то Лениным. Вот тут я и хочу сделать то самое допущение, о котором говорил выше.

          Думаю, что окажись книжный Левин Лениным, то у реального Ленина, который Владимир Ильич, была бы другая фамилия. Вероятность этого допущения, на мой взгляд, равна единице. Не мог Ленин реальный взять себе псевдоним широко известного к тому времени персонажа, который придерживался взглядов, диаметрально противоположным взглядам будущего вождя мирового пролетариата. Левин у Толстого ближе к народникам, он верит в крестьян как в опору, на которой нужно выстраивать здание обновлённой России. Симбиоз хорошего барина и хороших работников совершенно чужд Ленину. Так что, я уверен, что Ленин так бы и остался персонажем романа, а вместо Владимира Ильича Ленина мы знали бы Владимира Ильича <фамилия другая.>.

Представляете, как выглядел бы мир символов в таком случае? Многие привычные вещи звучали бы совсем иначе. Вместо марксизма-ленинизма был бы марксизм-???, у многочисленных проспектов и улиц Ленина были бы другие названия, и везде стояли бы памятники тому же самому человеку, но надпись на них была бы не та. И так далее.

        Есть тут и ещё один тонкий момент, который заключается в связи мира символов с миром реальным. Тонкий потому, что связь между ними существует, но вот оценить силу этой связи сложно. Назови тогда Толстой Левина Лениным, и мы жили бы в другом мире, но вот отличался бы тот мир от нашего только терминологией, или же разница была бы более значимой, сказать никто не может. Разве что авторы книг по альтернативной истории. Клавиатура им в руки.

================
Tags: Литература, Толстой Лев
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Анна Каренина». II. Сопутствующие обстоятельства

    «Анну Каренину» часто называют семейным романом, намекая на то, что именно семья стала его главной идеей. И это при том, что мы не видим…

  • "Анна Каренина". I. Вступление.

    Как это часто бывает, совершенно случайно, разыскивая одну книгу, заинтересовался другой, которая поразила меня своей толщиной. Восемьсот страниц! И…

  • Анекдоты по понедельникам

    Один мужик привился, когда жена была беременна, а потом ребенок родился и оказался генетически не родственником этого мужика! А потом нам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

Recent Posts from This Journal

  • «Анна Каренина». II. Сопутствующие обстоятельства

    «Анну Каренину» часто называют семейным романом, намекая на то, что именно семья стала его главной идеей. И это при том, что мы не видим…

  • "Анна Каренина". I. Вступление.

    Как это часто бывает, совершенно случайно, разыскивая одну книгу, заинтересовался другой, которая поразила меня своей толщиной. Восемьсот страниц! И…

  • Анекдоты по понедельникам

    Один мужик привился, когда жена была беременна, а потом ребенок родился и оказался генетически не родственником этого мужика! А потом нам…