crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Галопом по Европам

          Историю человечества вообще трудно назвать благостной, но и в ней бывают «минуты роковые», которые переворачивают весь её более-менее предсказуемый ход, перетряхивая весь мир до основанья. А затем, то есть, «после того», уже невозможно вернуться в состояние «до того». Таким событием была и Первая мировая война. Кто виноват в её развязывании, её участники решают по-своему: Франция и Англия думают одно, Германия – другое, а вот что думает Россия я, честно говоря, сказать не могу, потому что не знаю, кто у нас в таких случаях выражает мнение страны. Но я сейчас о другом. Встретил в книге Жан-Пьер Шевенмана «1914–2014. Европа выходит из истории?» неизвестный для меня фактор, который навряд ли можно назвать одной из основных причин начала войны (во всяком случае, указаний на него я ни разу не встречал), но который надо учитывать хотя бы для оценки последствий той кровавой бойни.

         В начале 20-го века в Германии созрел проект европейского таможенного союза, своеобразного прототипа нынешнего общего рынка, проект европейской глобализации. Центральноевропейский таможенный союз (Германия, Австрия и Италия) непременно привлёк бы и соседние, более мелкие страны, а потом, возможно, и Францию. На этот проект с тревогой смотрели из Лондона, но и из-за океана взгляды были не намного веселее. Дело в том, что предполагаемый таможенный союз должен был высокими тарифами защитить свой общий рынок от конкуренции со стороны США. Формально, Англия вступила в войну с Германией после нарушения суверенитета Бельгии, но, думаю, и тревога за будущее Европы подогрело их решимость. Соединённые штаты Европы могли нарушить англосаксонское доминирование в экономике со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вопрос стоял о том, кто будет, в ближайшем будущем, гегемоном в Европе – Германия или Англия, а на более высоком уровне – США или СШЕ. Хотя либеральная доктрина рассматривает рынок как соревнование производителей, вопрос о гегемоне пока что с повестки рыночной повестки дня не снят и перспективы для снятия не просматриваются. Скорее наоборот – борьба за это почётное звание только обостряется. И, очень часто, отнюдь не экономическими методами.

        Идея общего европейского рынка не пропала втуне. После Второй мировой войны она получила вторую жизнь. Жан Монне, один из самых активных деятелей этого проекта, тесно связанный с англосаксонскими финансовыми кругами, а также с американской администрацией, хорошо понимал, что США дадут добро европейскому союзу только при условии, если  европейцы отдадут ключ к своей оборонной политике за океан. А, чтобы два раза не вставать, заодно и ключ от самой политики. Монне хотел понизить значимость национального в пользу безликого экономического интернационализма, вычеркнуть из повестки дня суверенитет европейских наций. И холодная война способствовала реализации этих планов. А то, что происходит сейчас, и какую роль в жизни Европы играет Брюссель (и США, используя его как проводника своей политики), вы видите сами. Хотя ковидная ситуация в прошлом году заставила страны вспомнить о своём  суверенитете и о том, что границы у них ещё сохранились, всё-таки серьёзным ударом по Брюсселю это назвать трудно. Пока что так и живём.

=======================
Tags: Европа, Первая мировая, Политическое
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal