crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

По страницам книги Андерса Ридела "Книжные воры". Ещё одно продолжение.

          Рассказ о предыдущих главах книги Андерса Ридела «Книжные воры» я закончил указанием на то, что битва за Гёте продолжилась и в следующем веке. Вот в этот, 20-й век мы и перейдём, и бегло коснёмся событий, происходивших в политической и культурной жизни Германии в промежутке между двумя мировыми войнами. Так вот, спекуляции на имени Гёте приводили к настолько различающимся позициям, что можно подумать, на самом деле было два Гёте – один правый, а второй левый (как два ботинка получается): правые использовали его для противостояния формированию политических партий и развитию демократии, а левые представляли поэта как сторонника парламентаризма и либерализма. В этом противостоянии проявлялись обе стороны Веймара – и светлая, и тёмная.  Символично, что очень важные для истории Германии (а позже выяснилось, что не только для Германии) события, приведшие к образованию Веймарской республики, проходили на сцене Национального театра в Веймаре, рядом с памятником Гёте и Шиллеру. Вот в этот театр 1919 года мы и войдём.

          После поражения в Первой мировой войне и унизительного для Германии  Версальского мира нация была близка к распаду. В конце ноября 1918 года произошло восстание моряков в Киле, быстро охватившее всю страну. В Баварии коммунисты пришли к власти и сформировали советскую республику, просуществовавшую совсем короткое время и жестоко подавленную социал-демократическим правительством и фрайкорами  (добровольческие корпуса, сформированные бывшими солдатами и офицерами) весной 1919 года. В таких неспокойных, мягко говоря, условиях для  сохранения совсем недавно выкованной «кровью и железом» нации, в Веймаре собрался конгресс. Более четырёхсот делегатов от десятка политических партий должны были сохранить жизнь творению Бисмарка. Город был выбран социал-демократом Эбертом, в то время главой Временного правительства, заключившим, для противостояния радикальным левым, союз с националистами и крайне правыми фрайкорами. Здесь, в символическом для немцев месте, было решено разработать и принять новую конституцию, которая и легла затем в основание республики, в истории сохранившейся под названием Веймарская.

          Выбор Веймара был сделан не только под влиянием его прошлого - в послевоенное время там произошёл настоящий прорыв  в культуре, который, в первую очередь, проявился через экспрессионизм.  Возрождались литература, музыка, театр, архитектура. Искусство отходило от принципов прошлого, но одно дело, поступиться принципами, а другое – отсидеться в башне из слоновой кости. Искусство этого делать не собиралось, да и не могло, учитывая противоречивость бурного времени. В вихре культуры столкнулись два непримиримых аспекта Германии - модернизм, космополитизм и демократия с одной стороны, и культ красоты, насилия и фашизма с другой. Обращу внимание на перенос культа красоты на сторону тьмы - причины Ридел напрямую не указывает, а выстраивать свои домыслы насчёт связи культа красоты с эстетикой и Третьего рейха здесь будет не совсем уместно. Модернизму противостояла старая вильгельмовская элита (аристократия, реакционная буржуазия и университеты), пытавшаяся сохранить традиции. Новое казалось им порочным и аморальным, и на этой почве накапливалось недовольство. В отличие от коммунистов и демократов, немецкие правые стремились к консервативной революции. Это было ответом на модернизм, который, по их мнению, опустошал человеческие отношения и притуплял идеализм. Новый мир уничтожал все аристократические и романтические ценности, которые раньше стояли превыше всего: честь, красоту и культуру. Консервативное движение начало развиваться ещё до войны, и многие считали, что война приведёт к консервативному перерождению, и что она идёт не за территории, ресурсы и тому подобные важные, но приземлённые вещи, а сражение происходит совсем в иных сферах - это духовная война французского Просвещения с немецким романтизмом.

          Среди тех, кто придерживался консервативных взглядов, был и Томас Манн, долгое время скептически относившийся к демократическому развитию, считая его чуждым для немецкого народа. Характерно его отношение к войне: он считал, что она обнажила лучшее, что есть в людях. Массы принесли себя в жертву высшей цели и превратились в народ. Писатель мечтал об авторитарном националистическом государстве, в котором власть интегрирована с культурой, о Третьем рейхе, как он пророчески его называл. Однако, в 1922 году, после убийства министра иностранных дел Вальтера Ратенау, Томас Манн пересмотрел свои позиции и отверг имперские амбиции вильгельмовской Германии, выступив в  поддержку Веймарской республики.

          Литературное сопротивление модернизму вылилось в особый жанр, получивший название «литература фрайкоров». Фрайкоры не вписывались в послевоенный порядок. Численность армии была ограничена по Версалю, а порядок Веймарской республики высмеивал их идеалы и воинские доблести. Жертвы казались бессмысленными. Именно в добровольческих корпусах возникла идея об ударе ножом  в спину от социал-демократов, социалистов и евреев. Укоренившись, идея стала главным политическим вопросом национал-социалистической партии. Литература фрайкоров идеализировала войну, насилие и мужество. Книги этого направления пользовались огромной популярностью, многие немцы находили в них выход своим послевоенным чувствам - горечи, недовольству и ненависти. Литература фрайкоров в какой-то степени компенсировала им тоску по утерянному миру. Сюжет этих историй обычно вращался вокруг самопознания и духовного развития молодого человека буржуазного происхождения. Близость смерти на фронте заставляла его пробудиться и увидеть истинную цель жизни, которая заключалась в том, что он должен принять свою судьбу и пожертвовать собой во имя родины, друзей и близких. Ветераны встречались со всеми омерзительными аспектами зарождающегося модернистского движения: демократизацией, расширением прав рабочих, экспериментальной культурой, сексуальным раскрепощением и эмансипацией женщин. Военные идеалы литературы фрайкоров – подавление сексуальности, романтизация жестокости и чувство отвращения к модернистскому миру в большинстве случаев были тесно связаны и переплетены с нацистской идеологией насилия.

        Были и другие писатели, одним из которых был Ремарк. В его взглядах на войну звучала тема пустоты и неискренности благородных жертв. В романе «На Западном фронте без перемен» он описал близкую дружбу на передовой, но не сделал акцента на героизме – друзья в романе один за другим встречают нелепую и бессмысленную смерть. Неудивительно, что в 1933 году эта книга была сожжена в числе первых.  В межвоенный период в немецкой литературе зародился также расистский и антисемитский жанры. При всеобщей любви немцев к чтению можно сказать, что литература оказывала существенное влияние на формирование настроений в обществе. Любовь к чтению вещь хорошая, но без умения выбирать для удовлетворения своих любовных позывов подходящие книги может стать и вредной...

Читаю Андерса Ридела дальше.

====
Tags: Германия, Литература, Ридел Андрес, Фашизм
Subscribe

  • Анекдоты по понедельникам

    Один мужик привился, когда жена была беременна, а потом ребенок родился и оказался генетически не родственником этого мужика! А потом нам…

  • Анекдоты по понедельникам

    Ну и жарища! Сегодня буду спать полностью голой и с настежь открытым окном. Вот только боюсь, как бы кто ко мне не влез, так как я живу на первом…

  • Анекдоты по понедельникам

    Вопрос дня. Должен ли воспитанный мужчина предлагать девушке оплатить ПЦР, если пригласил её в ресторан? =============== Из материалов уголовного…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments