crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

10 мая 1933 года в Берлине. Продолжение и окончание одновременно.

          В 11 вечера 10 мая 1933 года берлинские студенты с факелами отправились на Опернплац (сейчас Бебельплац), потрясая бюстом основателя Института сексуальных исследователей Магнуса Хиршфельда, что напоминало шествие с отрубленной головой свергнутого монарха.  В эту же ночь акция сожжения была проведена  ещё в 90 городах – пожары из книг бушевали по всей Германии.  Немецкий студенческий союз (НСС) составил подробные планы и инструкции, которыми следовало руководствоваться при  проведении мероприятий. Они проводились в центральных местах города, и во многих случаях, для усиления эффекта воздействия, использовались мощные прожекторы. Часто на заранее подготовленные заготовки для костров водружали портреты Ленина и флаги Веймарской республики. Студенты в парадной форме факультетов маршировали вместе с Гитлерюгендом, СА, СС и членами консервативной военной организации «Стальной шлем». В процессе действа исполнялись боевые марши и песни. Было зачитано 9 «огненных клятв», в которых перечислялись имена писателей и озвучивались обвинения против них. С речами выступали студенты, ректоры университетов, местные нацистские деятели.  На Опернплац собралось около сорока тысяч человек, а в других городах -  до 15 тысяч. Много радиослушателей прильнуло к своим радиоприёмникам, чтобы послушать прямую трансляцию из Берлина, где с речью выступил Геббельс. Всё снималось на камеру, и позже был сделан фильм, который показывали по всей Германии.



         Министерство пропаганды пока что  поощряло студентов не совсем открыто, а чёрный список Херрманна в то время ещё не стал частью официальной культурной политики. Да и у самих нацистов не было единого мнения по этому вопросу - некоторые из них опасались международного осуждения, а кто-то не хотел терять контроль над правым движением. Даже Геббельс лишь в последний момент открыто присоединился к инициативе студентов.  Сожжение, в первую очередь,  было ритуальным, символическим. Древний ритуал очищения через огонь очень подходил только что пришедшему к власти режиму.

          Костры горели всё лето. Далеко не все придавали им большое значение. Например, Генрих Бёлль и Ханс Майер считали их студенческим проделками, пускай и неприятными. И они были не одиноки среди немецких интеллектуалов. Проявление, мол,  революционной лихорадки, которая пройдёт со временем и новый режим перерастёт их. Зигмунд Фрейд загадочно сказал: «Только наши книги?  В прежние времена вместе с ними сожгли бы и нас самих». Были, конечно, и шокированные этим ритуалом, и не только в Германии.  Впрочем, даже на международном уровне происходящее оценивали неоднозначно – одни считали происходящее в Германии инфантильным, смехотворным, бессмысленным, другие -  варварским нападением на саму мысль. Только в Нью-Йорке Американский еврейский конгресс высказался более-менее однозначно, заклеймив сожжение книг как проявление антисемитизма и одной из мер преследования немецких евреев. 10 мая 1933 года в Нью-Йорке около ста тысяч человека приняли участие в организованном шествии.

          Визуальная сила сожжения книг была очевидна и в то время, но после войны это было увязано с холокостом и приобрело дополнительное звучание. Хотя в истории это были не первые случаи сожжения книг, но именно эти стали самой яркой метафорой цензуры и угнетения. Костры из книг привели к тому, что нацистов стали считать «культурными варварами». Эффектный образ горящих книг мог бы  стать (а, по сути, и стал) метафорой истребления культуры, если бы не одно но - нацисты не просто уничтожали книги, но и фанатично их собирали. Было сожжено несколько десятков тысяч книг, а собрано в ходе рейдов намного больше.

          Было бы слишком грубым упрощением представлять нацистов варварами или воинствующими антиинтеллектуалами. Их задача в этом направлении  заключалась в создании нового типа интеллектуала, мировоззрение которого было бы основано на приверженности своему народу и расе.  Для решения этой задачи нацисты хотели привлечь профессоров, писателей, библиотекарей и т.д. к формированию армии интеллектуальных и идеологических воинов, которые своими силами вели бы войну против врагов Германии. Римскую империю создавали не только солдаты и архитекторы, но и историки с поэтами, планировалось, что и Третий рейх будет построен не только кровью и камнем, но и словами. Книги были не только жертвой, но и оружием. Победить рассчитывали не только на поле боя, но и в мыслях. Необходимо было захватить право писать историю. Эта идея лежала в основе самой масштабной кражи книг.

П.С. Это вторая часть, начало здесь. Продолжу чтение, хотя вторая глава кажется менее информативной и появились, к тому же, некоторые настораживающие моменты.
=======
Tags: Германия, Политическое, Ридел Андрес, Фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 3 года назад

    Этот пост был опубликован 3 года назад!

  • Шальные деньги (Snabba Cash), 2021, Швеция

    В то время, как европейская пропагандистская машина, выбиваясь из сил, всё поднимает и поднимает уровень толерантности в своём сообществе, некоторые…

  • Анекдоты по понедельникам

    За минувшие сутки никто не застрелен, не взорван, ни один самолет не разбился, ни один корабль не утонул. Стихийных бедствий не было. Редакция…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments