crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

10 мая 1933 года - дата некруглая, но приметная в истории

          « Где сжигают книги, там сожгут и людей» - эти слова Генриха Гейне выгравированы на табличке, утопленной в булыжники берлинской площади Бебельплац. Здесь 10 мая 1933 года  произошло самое, пожалуй,  известное в истории сожжение книг. Уже в августе 1932 года газета Völkischer Beobachter  («Народный обозреватель»), которая с  1920 года являлась печатным органом НСДАП, опубликовала чёрный список писателей, которых следует запретить после прихода к власти нацистов. Когда это произошло – процесс пошёл. В феврале 1933 года президент Пауль фон Гинденбург подписал указ «о защите людей и государства», налагавший ограничения на печатные издания, а  весной того же года были приняты и поправки к указу, ужесточавшие контроль над словом.  Первыми жертвами стали коммунистические и социал-демократические газеты и издатели. Геринг возглавил борьбу против «грязных книг».  Эта атака и привела к массовому сожжению книг. Но инициатива исходила не от НСДАП, а от Немецкого студенческого союза (НСС).



          Немецкий студенческий союз – объединённая организация немецких студенческих федераций. Некоторые из них поддерживали нацистов с самого начала 20-х годов. Ещё в 1920 году студенты в Гамбурге сожгли копию Версальского договора, а в 1922 году взялись сжигать и «грязную литературу». Группы правых студентов-консерваторов считали сожжение книг немецкой традицией неповиновения и сопротивления, восходящей к Мартину Лютеру и Реформации. Назвав язык душой народа, студенты заявили, что немецкая литература должна быть очищена от иностранного влияния. Подчинённые НСС студенческие ассоциации немецких университетов для организации скоординированного сожжения книг по всей Германии сформировали «военные комитеты». Сожжение книг должно было позиционироваться как праздник с соответствующими организационными действиями. Главная задача военных комитетов – сбор «нечистых» книг для костров. Начинать студентам было приказано с личных библиотек, а затем продолжить операцию очищения в публичных библиотеках и книжных магазинах.

          Библиотекарь Вольфганг Херрманн, ветеран студенческого движения, несколько лет работал над списками литературы, «достойной сожжения». В первом варианте список состоял всего из 12 имён, но очень скоро в нём уже была 131 позиция: коммунисты от Троцкого и Ленина до Бертольда Брехта, пацифисты, вроде Ремарка, еврейские интеллектуалы и т.д. Помимо критиков национализма, не были обойдены и историки, взгляды которых не совпадали с представлениями нацистов, особенно на Первую мировую войну, СССР и Веймарскую республику. А Фрейд и Эйнштейн попали в эту компанию за развитие «еврейской науки».

          Военные комитеты не собирались ограничиваться  исключительно канцелярской работой, но, при необходимости, при помощи полиции и штурмовиков СА, они использовали и жёсткие меры, нападая на библиотеки и магазины, где находились или могли находиться книги из их списков. Уже в 1932 году многие люди почувствовали, чем это пахнет, и начали чистить свои личные библиотеки. Опасность сгущалась и над литераторами - с 1933 по 1939 год Германию и Австрию покинуло около 2 тысяч писателей и поэтов. Но многие остались, хотя и вынуждены были затаиться. Как и положено, были и присоединившиеся к режиму. Восемьдесят восемь немецких писателей и поэтов  подписали прокламацию-присягу «Клятва верных последователей».  Сейчас, как утверждает Андрес Ридел, они практически неизвестны.  Нацисты установили контроль над ведущими книжными клубами страны, резко повысил число их членов. Например, в 1933 в клубе Buchergilde Gutenberg  было 25 000 членов, а через несколько лет их число выросло до 330000. Контроль над книжными клубами дал режиму возможности для распространения угодных им книг. Министерство пропаганды активно стимулировало авторов – так, например, ежегодно вручалось более пятидесяти литературных премий. В 30-е годы ведомство Геббельса полностью контролировало немецкую книжную отрасль, избавившись от еврейского влияния,  постепенно «ариизировав» её.

П.С. Это краткий конспект первой главы из  книги «Книжные воры», Андреса Ридела. Точнее, первой половины главы, а со второй половиной я намереваюсь закончить до завтра - там непосредственно о том, как это произошло в Берлине 10 мая 1933 года. Так что, продолжение следует.
======
Tags: Германия, Политическое, Ридел Андрес, Фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анекдоты по понедельникам

    Один мужик привился, когда жена была беременна, а потом ребенок родился и оказался генетически не родственником этого мужика! А потом нам…

  • О кумирах былых времён

    Фигура Булата Окуджавы давно заняла в моём сознании отведённое ей место, и ни дополнять свои знания о нём, ни пересматривать свои оценки его как…

  • Настоящий полковник

    Впору составлять в России "Список полковников", аналог списка Форбса. А то фамилии быстро вылетают из памяти. Надо бы увековечить, да и в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment