crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Category:

"Очередь" Михаила Однобибла. К прочтению рекомендуется.

         В небывало холодный, вьюжный апрель 1980-го года некто учётчик, заплутав в метели,  неожиданно оказался в глубине Города, незаметно для себя  проскочив через окраины. Очень скоро выясняется,  что попасть сюда гораздо легче, чем выбраться наружу. Подобно мухе, запутавшейся в сетях невидимого ей паука и в попытках освободиться только сильнее затягивающей нити ловушки, учётчик каждым своим действием  усугубляет своё печальное положение, всё глубже погружаясь в бездны абсурда. Да, именно так он воспринимает городскую реальность. Чтобы намекнуть, с чем ему приходится иметь дело, не буду оригинальничать и напомню известный роман Кафки «Замок». Принципиально ситуации схожи, даже профессии родственны – учётчик и землемер - хотя у Кафки герой стремится попасть внутрь Замка, а у Михаила Однобибла, напротив, страстно желает вырваться из Города.  Но ещё более иллюстративен, на мой взгляд, фильм Карена Шахназарова «Город Зеро», в котором действие происходит в более знакомой нам обстановке. Но это только намёки для тех, кто не читал «Очередь», чтобы было понятнее, в каком стиле написана книга.

          Роман, как можно понять из приведённых выше примеров, не относится к жанру реализма. В явном виде, такого города не было и нет, но потенциально возможные искажения реальности, доведённые автором до абсурда и выраженные в символическом виде, дают почву для размышлений. По сути, мы имеем дело с типичной ситуацией взаимодействия двух систем, живущих каждая по своим законам, и когда одна система начинает накладывать на другую свои представления и ожидания, то и оценки получаются соответствующими. Не зря ведь не рекомендуется ходить в чужой монастырь со своим уставом. В «Очереди»   абстрактные рассуждения очеловечены, сведены на уровень понятных эмоций, и читатель вместе  с учётчиком испытывает чувства, сходные с теми, которые испытывал Варакин, герой уже упомянутого выше шахназаровского фильма.

        Немного подробнее остановлюсь на двух темах – что хотел сказать автор своим романом, и как он это сказал, то есть о замысле и о его реализации.

          Однозначного ответа на первый вопрос у меня нет. Хотел ли Михаил Однобибл сыграть на поле антиутопий? Вполне возможно. Или он использовал очередь как метафору нашей жизни? И так может быть. Для ответа надо иметь хотя бы приблизительное понятие о личности автора, о его взглядах, которые  мне совершенно неизвестны.  Поэтому, я поступаю проще и воспринимаю «Очередь» как закодированное  послание, ключ для расшифровки которого читатель может, если есть желание, подобрать сам. Роман даёт матрицу, которая накладывается на жизненный, культурный  и мировозренческий опыт читателя и наполняется смыслами. Как любая хорошая книга, «Очередь» допускает множество прочтений, на некоторые из которых я намекну, а развивать не буду – всё равно это только варианты тех ассоциаций, которые возникли лично у меня. Как слово Однобибла отзовётся у других читателей, пускай рассказывают они сами.

          Во-первых, не могу игнорировать того, что автору романа довелось лично пережить революционную смену системы ценностей при переходе от социалистической системы к капиталистической. И в положении учётчика как раз и нашли отражение отголоски потрясений в сознании, которые затронули большинство нашего народа. Я говорю не о конкретных чувствах бывшего советского человека, а о принципиальном сходстве ситуаций. Во-вторых, кроме смены общественно-экономических формаций, совсем недавно, по историческим меркам,  в России произошла замена крестьянской цивилизации на городскую, что тоже наверняка отбрасывает свою тень на события в романе. Отмечу, что у Однобибла Город предстаёт бездушной машиной, требующей от человека ненужных жертв, в котором  идёт война всех против всех.  Где уважение человеку придают не дела, а его статус. Где закостеневшая в неподвижности элита, вознесённая на уровень сакральной, имитирует вялую деятельность, а низы по собственной инициативе установили для себя внутреннюю диктатуру структур, склеивающих стоящих в очереди в серую массу, выход за рамки установленных правил в которой карается неотвратимо и жестоко. Что касается существующей в книге альтернативы, в качестве которой можно  рассматривать мир учётчика, то и его тоже нельзя назвать идеальным – те же попытки урвать кусок у ближнего своего, такое же игнорирование моральных норм ради более высокого заработка. Разве что управленческий состав поменьше – всего два человека (бригадир и учётчик), и нет тотального диктата толпы. Да и сбегались коллективы сезонных рабочих на одно лето для выполнения одной задачи и, сделав дело, гуляли смело до следующего сезона.

           Всё это так, но я бы рассматривал авторский посыл на более универсальном уровне: эта книга о том, что мы (общество, страна, цивилизация, человечество – выбирайте сами) тяжело больны, движемся в ложном направлении. Процитирую поэму почти столетней давности:
Однажды ошибясь при выборе дороги,
Они упрямо шли, глядя на свой компас.
И был их труд велик, шаги их были строги,
Но уводил их прочь от цели каждый час!

          Общество оказывается опутанным закостенелыми и мёртвыми схемами, проваливается в мир ложных смыслов, в бездну абсурда. И символом  такого абсурдного устройства жизни в романе стала очередь. Люди проводят в ней всю жизнь, надеясь на выходе получить «нечто». «Нечто» потому, что конкретных знаний о том, что их ожидает, когда подойдёт их очередь,  у них нет. Есть надежда, что некая высшая сила,  представленная в романе серыми интриганами и лентяями, выдаст им счастливый билет, и они обретут статус служащих, поднявшись вверх в городской иерархии. Хотя  известно, что лишь единицы могут получить награду, надеются на неё все стояльцы. Ложная цель стала смыслом жизни. Но как часто такое встречается в нашей реальности, кичащейся своей прогрессивностью. Сколько усилий тратится на погоню за миражами!

          Известно из кратких сведений о личности автора, скрывающего под псевдонимом Михаил Однобибил, что он восемь лет прожил в Козельске, рядом с которым расположена Оптина Пустынь и, очень вероятно, что в романе есть и религиозная подоплёка. Хотя в явном виде таких мотивов в книге нет, разве что Музей напоминает культовое сооружение,  да писательский псевдоним ассоциируется с Пятикнижием, роман расширит смысл, если для расшифровки применить к нему ключ христианства (например). Прозрачное послание на тему  «Бога нет и всё позволено», и тогда роман укладывается в русло русской литературы, у истоков которого стоит известная классика.  А загадочно звучащая авторская аннотация к своей работе  (Тема «Очереди» – перегибы массовой индивидуализации после Великой Амнистии 1930-50 гг. в СССР) вообще поворачивает один из смыслов романа в сторону процесса индивидуализации, вышедшего за рамки разумного. Что-то подобное труду Шигалёва из «Бесов», который, начав свои теоретические построения призывом к безмерной свободе, в итоге пришёл к логически неизбежному безграничному деспотизму. Может, и Однобибл хотел показать читателю тупики индивидуализма? Повторю ещё раз – расшифровывайте символику «Очереди» своим ключом, и вряд ли вам удастся обойтись только одним, настолько роман многослоен и многоассоциативен.

          Теперь о реализации, потому что даже гениальные прозрения, изложенные корявым и тусклым языком, не доберутся от автора к читателю, застрянут тут же, на страницах книги. К счастью, Михаилу Однобиблу удалось создать мир с удивительной атмосферой – убедительной и тщательно выписанной. Физически ощущаешь себя находящимся в этом Городе, а интрига поддерживается тем, что сам, вместе с учётчиком, не понимаешь, что произойдёт в следующую минуту. Редкий случай гармоничности замысла и реализации. Но для того, чтобы ощутить эту гармонию, книгу надо прочитать, что я и советую сделать – книг такого уровня у нас очень мало. И я говорю не только о современной русской литературе.
=====
Tags: #Книги, Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ещё раз о словах. Озорные мысли.

    В мире слов с некоторыми экземплярами, с течением времени, происходит "ряд волшебных изменений", в результате чего смысл их меняется самым…

  • Великое в малом

    В небольшом отрывке вмещается столько смыслов, что если начать переносить их на язык слов, потеряется половина.

  • Лев Толстой и Клинт Иствуд. Кино и два старца.

    Посмотрел два фильма. Одни ещё горячий, 2021-го года. Снял его Клинт Иствуд, который, чтобы не вставать дважды, сыграл в нём главную роль. Второй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments