crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Category:

Холокост и Гулаг.

          Каждый из нас тянет за собой прошлое  - с каждым годом всё тяжелеющую ношу. Но, кроме личных воспоминаний, существует и коллективная память, в которой накапливаются и сохраняются  значимые события прошлого. Однако зафиксировать и запомнить – это ещё полдела, не менее важна  интерпретация исторических фактов. Вот и Алейда Ассман в своей работе «Новое недовольство мемориальной культурой», о которой я уже писал несколько раз, замечает, что «...в мемориальной культуре мы всегда имеем дело не с прошлым, как таковым, а лишь с его репрезентацией, то есть с его медийно опосредованными трансформациями». Другими словам,  содержание мемориальной культуры основывается на доминирующей  в данный момент системе ценностей, а также на интересах различных социальных групп. Понятно также, что «репрезентация» коллективной памяти может изменяться в соответствии с взглядами и интересами тех, под чьим контролем находится механизм управления коллективной памятью. В своей работе Ассман рассматривает два мифа, относящихся к мемориальной памяти, которые во многом определяют взгляды политиков и простых людей  современной Европы. Холокост и Гулаг – назову их так, а ниже, используя факты из книги Ассман «Новое недовольство мемориальной культурой», скажу об этом немного подробнее. На мой взгляд, две эти тенденции в европейской мемориальной памяти интересны и полезны для понимания процессов, происходящих в Европе, и, особенно, в Восточной.  Для краткости, не буду оценки автора работы предварять уточнениями  из серии «как утверждает Ассман», а цитаты выделю курсивом. Уточню также, что в некоторых случаях она использует мысли и слова других исследователей, но я цитирую книгу и не буду расширять объём за счёт дополнительных указаний на авторство. И, естественно, поскольку сама Ассман из Германии и использует она, в большинстве случаев, работы своих немецких коллег, то и оценки получаются в немалой степени германоцентристскими.


         За два последних десятилетия сложились две характеристики мемориальной памяти:
Отчётливое преобладание негативных событий по сравнению с позитивными.
Преобладание памяти о жертвах по сравнению с памятью о преступниках.
          Сосредоточенность на негативе обычно сочетается с привилегированным положением жертв, когда их страдания воспринимаются как ценное достояние и важный символический капитал.
          В центре исторической культуры не идеал героя, а идеал жертвы.


          Некоторые исследователи (Сабров) ведут отчёт изменения значения жертвы с момента Сталинградской битвы, после которой состоялся переход от героического дискурса первой половины 20-го века к жертвенному второй его половины. В большей степени это, конечно, касается немцев, но и другие не остались в стороне, поскольку такая позиция, помимо прочего, отвлекает внимание от причастности к совершённым преступлениям.  Категория жертвы постепенно расширяла свои границы, туда включались спасавшиеся бегством, жертвы бомбёжек, изнасилований, даже Гитлер в фильме «Бункер» показан как жертва собственного безумия. Статус жертвы становился привилегированным, начинал приносить дивиденды, самовиктимизация (причисление себя к числу жертв) начала затрагивать не только страны с долгой традицией жертвенной истории (Ирландия, Польша), но и притягивать в свой клуб новых членов. Австрия после 1945 года объявила себя «первой жертвой Гитлера». Государства, получившие независимость после крушения Восточного блока, основывали свою идентичность – за исключением ГДР – преимущественно на роли жертвы, сделали травматическую историю сталинских репрессий и советской оккупации коллективной опорой отношения к прошлому.

          В итоге оказалось, что в единой Европе развивались два варианта исторической и мемориальной  памяти. Один, который я условно назову ГУЛАГ, внедрялся в странах Восточной Европы, а вот Запад находился под влиянием другого мифа – Холокоста (то, что «миф» не синоним понятия «сказка», я пояснять не буду). Получились два условных эллипса с двумя центрами: один – с Холокостом, другой – со сталинизмом.  У Восточной Европы преобладает жертвенный нарратив, исключающий признание собственной вины. В Германии – доминирует нарратив собственной вины. Статус жертвы звучит иногда, но пока не очень громко.

          Естественно, что Брюссель озабочен таким двойственным состоянием и думает над тем, как объединить Холокост, который некоторые считают «учредительным мифом Европы», и мифы «новых европейцев». Его задача – найти или построить единую европейскую идентичность, для чего он пытается склеить две системы, но, кажется, пока это не очень получается. Вместо консенсуса мемориальных культур, включающего в общеевропейскую память воспоминания об обоих массовых преступлениях против человечности, это двойное бремя истории приобретает на политической арене не только характер конкуренции жертв, но и форму столкновения мемориальных культур.

          Культивирование статуса жертвы на Востоке приводит к тому, что память об еврейских жертвах исключалась из сознания или маргинализировалась, произошло отмежевание восточноевропейских стран от их европейской идентичности, они утратили чуткость по отношению к другим жертвам и начали представлять угрозу собственным нацменьшинствам. Процесс самовиктимизации затягивает, становясь и способом самозащиты, поскольку, если нация видит себя жертвой, особенно пассивной жертвой, то, вживаясь в эту роль, можно закрыть глаза на собственные прошлые или недавние преступления. Для этого история жертвенности становится единственным содержанием коллективной памяти и ядром идентичности.  Но это не ограничивается идеологическими рамками,  тут есть и более ощутимые последствия: обострилась конкуренция на признание жертвенного статуса ради соответствующих экономических благ и политического влияния.

          В общем, проблема для объединённой Европы есть, и Брюссель работает над унификацией интерпретаций истории и выработке единого взгляда на прошлое. И работает не только Брюссель. На этом и закончу небольшой обзор на тему европейской мемориальной культуры.
.
Tags: Ассман, Германия, Европа, Западнизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments