crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Из дневников Вильгельма Прюллера. Часть 3.

          При чтении дневников  часто приходит в голову мысль, что существует некоторая константа, которую, меняя словесную упаковку, Запад тащит внутри себя уже не одно столетие. Самым же явным,  активным и экстремальным выразителем этих взглядов в наше время стал авангард человеческой цивилизации из-за океана, который через отдельных представителей своей элиты иногда проговаривает их вслух. Вообще, идеи исключительности и мессианства американской нации прорабатываются давно и успешно, но в некоторых случаях это звучит особо цинично. Так, например, как это было в случае с Хиллари Клинтон, которая в недалёком будущем может возглавить это государство и получить в руки рычаги для проведения планов, согласованных с таким миропониманием, в жизнь. Несколько цитат:

          «США - исключительная нация. Я верю, что мы - последняя надежда Земли, о которой говорил Линкольн. Мы - сияющий град на холме, о котором говорил Рейган. Мы всё ещё та самая альтруистичная и милосердная страна, о которой говорил Кеннеди».
«Дело не только в том, что у нас самая великая армия или в том, что наша экономика больше, чем любая экономика на планете, а ещё и в силе наших ценностей, силе американского народа. [...] Часть американской исключительности заключается в том, что мы — незаменимая нация».

          "Американцы - исключительная нация. Я верю в то, что мы - последняя и самая лучшая надежда Земли. США - это сияющий город на холме. Мы - великая, не эгоистичная, сочувствующая страна. У нас не только самая сильная армия и самая развитая экономика в мире. Наша сила так же в наших ценностях. Каждый из нас мечтает о большем и никогда не бросает попыток сделать нашу страну лучшим местом в мире. Что ещё делает нас исключительной нацией? То, что мы - незаменимая страна. Мы единственная незаменимая страна! Люди во всём мире смотрят на нас и следуют за нами. Быть американцем - Божий дар! Вот почему так много людей в мире тоже хотят стать американцами".

          Это небольшое отступление от темы, прыжок в современность, а я сейчас ещё там, в сороковых годах прошлого века. Завершая цитирование избранных моментов дневников Прюллера, предлагаю выборку, которую условно назову Германия. Дополнительные слова тут не нужны,  текст говорит сам за себя. Что тут добавить? Это надо помнить и понимать, к чему сегодня может привести «философия» подобного рода.

Германия

          Немецкая энергия в сочетании с прочими достоинствами нашего народа стали причиной этой славной победы. И они же проложат нам путь и к окончательной победе! И еще к этому следует добавить: другие воюют за неправое дело, воюют за то, чтобы не дать нам жить, перекрыть нам доступ к радостям этого щедрого мира. Мы воюем за свои права, за свои жизни.
А тот, кто прав, тот всегда побеждает.

Вторник, 28 мая 1940 г
          11.30. По радио мы услышали, что бельгийская армия сдается без всяких условий. Мои глаза наполнены влагой от радости и гордости за свершения нашего вермахта, от чувства уважения и благодарности к тем, кто пал. Теперь пришла очередь тех, кто больше всего виновен (французов и англичан). Мы идем к вам…

Понедельник, 10 июня 1940 г
          По дороге нам встретилась машина, рядом с которой стоит одно из наших артиллерийских подразделений. В стороне лежит один из солдат, мертвый, с ножом в груди. Другой тяжело ранен, но пока жив. Он рассказал нам, что на них напали и нанесли удары ножами поднявшие мятеж пленные негры. В качестве возмездия мы отсчитали двадцать негров и расстреляли их на месте… Вечером мы узнали, что Италия объявила войну Франции и Англии…

20 августа 1941 г
          Но несмотря на это: если завтра придет приказ наступать, мы выполним его с присущим нам энтузиазмом, демонстрируя традиционный боевой дух, обычную для нас храбрость. Вот в чем чудо немецкого солдата!

Пятница, 3 октября 1941 г
          Никто не поймет, что значит для нас этот любимый голос, как пылают наши щеки, горят наши глаза, когда фюрер начинает обличать военных преступников. Какое воодушевление вызывают у нас эти слова, когда мы толпимся вокруг радиостанции, не желая пропустить ни одного слова! Можно ли представить себе более дорогую награду после дня боя, чем слушать фюрера? Никогда! Все мы благодарны ему!

Канун Рождества, 1941 г
          Наверное, ты, моя милая Хенни, в этот момент зажигаешь прекрасную елку, на толстой зелени которой все блестит и сверкает; скоро ты позовешь детей, чтобы показать им, что маленький Христос уже здесь. А Ханнелоре, как в прошлом году, будет стоять перед чудесным светящимся деревом с раскрытым ртом и сияющими глазами, не зная, что она должна сказать. А Хайнц не сможет отвести глаз от этого моря света, не понимая, что же это такое, потому что пока слишком мал. А потом Ханнелоре бросится со своими подарками для матери, а потом – для отца, потом – для твоих родителей, и вы все будете радоваться, как дети…
Я знаю и то, что ты почувствуешь глубину и святость этой ночи так же горячо, как я, гораздо острее, чем когда-либо раньше. И я знаю, что сейчас, когда колокола призывают к миру, миру на земле, ты тоже мечтаешь о мире, в который я верю и за который сражаюсь. Ведь что такое, на самом деле, мир? В том простом значении этого слова для меня это значит: когда миновала опасность смерти, когда пушки молчат, когда я опускаю свое оружие. А для тебя: когда ты больше не боишься за мою жизнь, когда тебе не нужно больше дрожать при мысли о том, вернусь ли я, когда ты снова после стольких ночей сможешь спать спокойно. Но, разумеется, этот мир не может быть настоящим, великим. Ведь никогда не может быть полного мира, даже если пушки молчат, если люди каждую секунду опасаются, что вот сейчас на них нападут. Настоящий, истинный мир, сияющий, богатый красками и радостью мир может наступить только после этой святой войны. Я хорошо себе представляю, как велики и болезненны наши жертвы, которые приносятся ради чего-то очень значительного.
Мы уже видели так называемый мир, который длился 25 лет. Это был грязный и зловонный мир, лживый мир, который людей превращал в зверей. И мы должны были спокойно жить в том мире, но не ради такого мира мы сейчас ведем эту по-настоящему священную войну. Могли ли наши двое детей быть по-настоящему счастливы без этой войны? Я сомневаюсь в этом. И поэтому в 22.00 выйду в холодную и ясную декабрьскую ночь, ступая по глубокому снегу… от одной позиции к другой… до наших передовых дозоров… и мои мысли будут еще ближе к тебе, чем раньше… я дома… и со слезами на глазах смотрю на звезды и мечтаю, что увижу там две пары сияющих детских глаз… думаю с гордостью и болью в сердце о чуде, что произошло в такую же тихую святую ночь.
Если русские сегодня нападут, ни один из них не уйдет отсюда живым. Мы все сейчас испытываем холодную ярость. И если заглянуть поглубже, мы испытываем настоящую гордость: ведь это благодаря нам, немцам [солдатам], миллионы других могут праздновать этот самый немецкий из всех праздников в мире и безопасности.

11 февраля 1942 г
          И вот почти закончился февраль, практически подошла к концу зима, а мы все еще здесь! Более того, мы чудесным образом продержались и держимся сейчас. Холод больше не является для нас проблемой, мы привыкли к нему. 38 градусов или 40 градусов ниже нуля? Это ничто. Хуже всего было, когда температура упала до 43 градусов ниже нуля.
Два отступления, которые нам пришлось пережить, были очень паршивыми, но теперь мы лучше можем понять моральный дух русских, которые могут преодолевать сотни километров, часто не имея продовольствия, иногда без всяких гарантий, что снова не окажешься в кольце. Мы же откатились назад на 40 км и совершенно отчаялись. А теперь уже недели, как мы прочно стоим на месте – фронт стабилизировался.

Март 1942 г
          И лучшим нашим доказательством является то, что сами пленные и население той части территории, что мы оккупировали, которые никогда в жизни не жили так хорошо,которые никогда не слышали о подобных случаях обращения, как приведенные выше, существование которых после 22 июня 1941 г. развернулось на 180 градусов. Эти мужчины и женщины, военнопленные и нет, видят наши «зверства» собственными глазами вот уже в течение нескольких месяцев. Они являются свидетелями образцового поведения немецкого вермахта, они являются лучшими пропагандистами немецкого образа жизни в России. Но Сталин продолжает лгать…
Должен ли я повторить, что ни один немецкий солдат даже пальцем не прикоснулся к русской женщине?
Но Сталин лжет об изнасилованиях…

23 марта 1942 г
          Как прекрасна немецкая земля. Какие здесь чистые дома, поля и дороги, совершенно другие люди, и в одежде, и по характеру, и в дарованиях. Каждый должен просто гордиться тем, что он немец.
Воскресенье, 28 июня 1942 г
Мы вышли к нашей первой цели, Нижнему Долгому, точнее, к тому месту, где оно стояло несколько часов назад. Огнем наших реактивных минометов несколько деревянных избушек были превращены в груды головешек. От всего лежали лишь жалкие остатки – несколько прочных деревянных балок и немного домашней утвари. Испуганное гражданское население выползало из подвалов со страхом в глазах. Плачущие дети, дрожащие от ужаса взрослые, апатичные старики – вот что такое сейчас было Нижнее Долгое. Боже правый, как мы благодарны тебе за то, что эта война не идет на немецкой земле.

24 апреля 1944 г
          …Еда здесь прекрасная, и вместо воды мы пьем вино. Прекрасное место для вина! Но балканские народы так ленивы, что самим небесам тошно. Поселите здесь немцев, и вы получите настоящий рай. И можешь быть уверена, кстати, что вино не заставит меня отклониться от заданного пути. Я знаю, ты считаешь это особенно важным…

16 июня 1944 г
          Судя по сегодняшнему бюллетеню новостей вермахта, вот-вот должно прийти возмездие [союзникам]…
Прюллер все еще не мог передвигаться, и его отправили для восстановления в Валанс.
Она (рана) будет заживать долго, пусть и не так страшна, как выглядит: пуля попала в шею справа; дырка в груди размером с яйцо, сломана ключица справа, заодно и одно или пара ребер, пробиты верхушка легкого, верхняя и нижняя часть руки, большой и указательный пальцы не шевелятся, так как нерв поврежден. Звучит ужасно, но это не так… Произошло это так: я был в своей машине, осматривал дороги. В городке Сен-Ипполит-дюФор, в 50 км северо-западнее Нима, Майерхофер, Липска и я мирно сидели в садике у гостиницы, когда на нас напали двадцать террористов. Я почти истек кровью, и террористы решили покончить со мной; но они подумали, что со мной и так покончено. Через пять часов я находился в операционной…

Валанс, 9 августа 1944 г
          Куда ни глянь, все выглядит не особо радужным. Хенни, я прирожденный оптимист, но чем все это кончится? Мир кишит врагами, и повсюду они готовят нам смертельный удар, обладая огромным превосходством в людях, материальных средствах, оружии, боеприпасах и технике. Им сопутствуют успехи, один за другим. А мы?…

Валанс, 12 августа 1944 г
          А потом я вспомнил, как у нас было в июле, когда я приехал домой на несколько часов и дети бросились ко мне со словами: «Папа приехал домой!» Дело теперь больше не во мне лично. Конечно, я рад, что жив. Но я сам определил свою судьбу на некоторое время, и, если ко мне придет настоящая смерть солдата, я умру со спокойным выражением лица или даже улыбкой на губах. Это нормально. Но я хотел бы помочь детям сделать первые шаги в их жизни, реализовать свои планы относительно их. Я хотел бы поблагодарить тебя еще раз, хотя бы одним словом, за твою любовь и верность, за веру в меня.

Александерсбад [Бад-Александербад в Баварии], 10 сентября 1944 г
          Ты знаешь присущий мне оптимизм. Он и теперь со мной, как и всегда прежде. Я уверен, что все еще повернется к лучшему. Не может быть, чтобы народ, которому мир так очевидно обязан всем, будет рассеян. Не существует нации более энергичной, более честной, более храброй и грамотной. Наши заклятые враги не смогут нас победить, даже если сейчас наша жестокая битва за наше любимое отечество кажется почти безнадежной… Это просто немыслимо, что все было напрасно…

Вена, 26 января 1945 г
          И когда ты позднее доберешься до Вены, тебе останется только стыдиться того, как много хваленых «золотых венских сердец» погрязли в самом отвратительном эгоизме и себялюбии. То, как население обращается с этими несчастнейшими из несчастных (беженцами), просто ужасно. Женщину из Судетской области выбросили из трамвая со словами: «Сначала венцы, потом уже богемцы!» (на венском диалекте они выражались еще более грубо)… Завтра я уезжаю в Дрезден…

11 февраля 1945 г
          Прекрасный забытый уголок, который я помню с 1939 г., когда побывал здесь. И вот я снова здесь, как в те первые дни… Положение за последние несколько дней снова ухудшилось: русские опять значительно продвинулись в направлении на Дрезден. Но, как я уже говорил, мы еще не разыграли свою последнюю карту; через несколько недель все должно измениться в ту или иную сторону – это ясно и здешним господам.

Апрель 1945 г
          Печально видеть, что лишь немногие из немцев говорят о решительном повороте в нашей борьбе не на жизнь, а на смерть; лишь немногие все еще употребляют слово «победа». А ведь осенью 1942 г. все население нашей страны и, конечно, мы, солдаты, были более чем уверены в великой победе Германии. В то время 150 миллионов человек в рейхе[126] до хрипоты надрывали глотки в воплях о наших несравненных победах; а сегодня лишь идеалисты-наци довоенного времени, которые, сжав губы, держатся за свои убеждения, которые неотделимы от их верности фюреру, пусть даже земля готова в любой момент разверзнуться над нашими головами.
Мы от рождения предназначены для действий в наступлении, но плохо обороняемся, и в таких случаях мы склонны особенно задумываться о собственной судьбе, о своих мелких личных пожитках. Какая-то женщина в деревне Кеммерн, в 10 км к северу от Бамберга, решила воткнуть в меня навозные вилы за то, что я с несколькими солдатами несколько часов держался против наступающих американцев – за это время в ее дом попал снаряд вражеского танка. Или жители Брайтенгюсбаха [8 км севернее Бамберга], которые подняли белые флаги за спинами моих солдат, немногочисленных и плохо вооруженных, но половину дня (!) удерживавших позиции перед превосходящим противником. Или фольксштурм, который на многих участках буквально открывал перед противником противотанковые заграждения – все это является убедительными примерами поведения немецкого народа в эти моменты глубокого отчаяния!
Наши солдаты, окровавленные, выбившиеся из сил настолько, что готовы вот-вот испустить последний вздох, пытаются чуть ли не голыми руками отбросить превосходящего их количественно и технически врага; рассказы о том, что случалось в древней истории, ничто в сравнении с тысячами подвигов, которые наши солдаты совершают ежедневно. А ты, немецкий народ, бездумно отдаешь себя в руки безжалостного врага, чтобы (лишь на какое-то время) спасти свои дома; ты готов поступиться не только образом жизни, но и своей честью. Всего немного времени назад вы все были полны ликования от национал-социализма, вы без устали кричали «хайль Гитлер!». И если бы не те, кто поступает по-другому и которых, увы, так немного, оставалось бы лишь спросить: разве заслужила ты что-либо, кроме твоих развалин, о Германия?
=====
Это было окончание.
На очереди Маннергейм
Tags: Вторая Мировая, Фашизм, цЫвилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments