crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Стрижка женщин как способ возвращения нацией утерянного достоинства

      Продолжаю читать «Жестокий континент». В кратких биографических данных, найденных в Интернете, сказано, что Кит Лоу – историк и писатель. Насколько серьёзно его историческое образование и какова его репутация в научном сообществе историков, ничего сказать не могу – нет данных. Также нет у меня данных об адекватности его «Жестокого континента» с научной точки зрения. Одно могу сказать точно – эта точка находится где-то за Ла-Маншем, откуда под соответствующим углом и рассматривается история. Несмотря на  то, что книга по стилю близка к смеси жанров популярной истории и публицистики, несколько раз видел, как «Жестокий континент» называют романом. Возможно, так оно и есть, потому что такой перевод стрелок расширяет для автора допустимые рамки фантазий и защищает от строгой критики его логические построения.

          На этот раз остановлюсь на страницах книги, которые описывают послевоенную участь женщин, оказавшихся  на оккупированных территориях и вступивших в связь с немцами. Связь, преимущественно, половую. Но, поскольку Кит Лоу не только историк, но и писатель, ситуацию описывает он не на основе приземлённых, низменных, я бы сказал, категорий, а поднимает вопрос выше, в сферу  символов и подсознательных комплексов, которые реализовались не отдельными индивидами, а всей нацией как единым организмом. И, конечно, автор не мог пройти мимо возможности противопоставить западным шалостям жестокое восточноевропейское решение  той же проблемы, проводимое в жизнь советским солдатом. Да, да, именно эти «миллионы изнасилованных немок».

         После окончания военных действий перед Европой встала проблема коллаборационизма. Что с делать с теми, кто виноват? Надо сказать, что сам Кит Лоу неоднозначно описывает сложившуюся ситуацию. Поначалу он расписывает о травле как информационной, так и физической, всех, уличённых в сотрудничестве с немцами.

         Современным поколениям трудно понять дегуманизацию коллаборационистов после войны. В европейской прессе их окрестили паразитами, бешеными собаками, неполноценными элементами, от которых следует очистить общество. В Дании и Норвегии народное творчество рисовало их крысами, а в Бельгии чувство всеобщей вражды по отношению к ним, по словам английских наблюдателей, было сродни «религиозному пылу». В такой атмосфере едва ли удивительно то, что некоторые люди проявляли по отношению к ним жестокость.

          Кит Лоу красочно описал проявления жестокости по отношению к таким лицам. Волна мщения накрыла освобождённую Европу:

         Число коллаборационистов, убитых во время освобождения Бельгии, составило 265 человек, а в Голландии всего около 100. Во Франции, которая испытала более длительное и ожесточенное освобождение, были убиты около 9 тысяч сторонников режима Виши в течение нескольких месяцев. В Италии общее число погибших колеблется между 12 и 20 тысячами человек в зависимости от того, чьим цифрам верить.
          Иными словами, на каждые 100 тысяч населения в каждой стране в Голландии из мести был убит только 1 человек, подозревавшийся в коллаборационизме, в Бельгии – более 3, во Франции – более 22, а в Италии – между 26 и 44.


          Однако, чистки стран Западной Европы от сорняков коллаборационизма, по словам Кита Лоу, провалились. Во всяком случае, число осужденных по отношению к общему числу привлечённых к ответственности, было мизерным. Отмечу и выделю  один характерный и о многом говорящий (ворон ворону глаз не выклюет) факт:

          Коллаборационисты в экономике, напротив, вообще почти не подвергались наказанию, по крайней мере в Западной Европе.

          В обществе накапливалось напряжение от не находящей выхода жажды мщения. Было ли это творчеством масс, или же эти массы направлялись умелыми руками, но одним из мощных источников утоления жажды стали женщины, по разным причинам слишком близко сблизившиеся с оккупантами, или, как их называли французы, горизонтальные коллаборационисты. Тем более, что масштабы явления давали возможность развернуться праведному гневу:

          Число сексуальных связей между европейскими женщинами и немцами во время войны совершенно ошеломляющее. В Норвегии до 10 % женщин в возрасте от 15 до 30 лет имели во время войны немцев-сожителей. Статистических данных о числе детей, рожденных от немецких солдат, нет, но это не является чем-то необычным: количество женщин, которые сожительствовали с немцами в Западной Европе, легко исчисляется сотнями тысяч.

          И вот здесь Кит Лоу начинает любопытный и даже, можно сказать, если бы не обстоятельства, забавный переход от множества конкретных инцидентов к надындивидуальному обобщению. Наверное, он воспользовался работами  своих коллег, но я продолжу называть это мыслями нашего автора. Прибегну к выборочному цитированию, не приводя фрагменты к общему стилю:

          Секс, если это был секс с немцем, имел политическую окраску. Он символизировал покорение континента в целом: женщина – Франция, Дания или Голландия – подвергается насилию со стороны мужчины – Германии. Не менее важно – это стало символом кастрации европейских мужчин. Они уже продемонстрировали свое бессилие против военной мощи Германии, а теперь оказались в роли рогоносцев по вине своих же соотечественниц.

          В целом европейские женщины спали с немцами не потому, что их к этому принуждали, по причине отлучки собственных мужчин, материальной нужды или отсутствия продуктов питания. Они увидели в немецких солдатах образ сильного «рыцаря» и сочли его чрезвычайно привлекательным, особенно по сравнению с тем более слабым впечатлением, которое производили их соотечественники. В Дании, например, люди, проводившие во время войны опросы общественного мнения, были шокированы, обнаружив, что 51 % датских женщин открыто признали, что считают немецких мужчин более привлекательными, чем мужчины-соотечественники.


          Франция стала «шлюхой», отдавшейся Германии, а правительство Виши выступало в роли ее сутенера. Жан-Поль Сартр после войны заметил: «Даже коллаборационистская пресса была склонна изображать взаимоотношения Франции и Германии как союз, в котором Франция всегда играла роль женщины».


          Но это ещё не всё. В недрах психоанализа, если я правильно отношу эту проблему к его зоне ответственности, можно откопать ещё и способы наказания неверных дочерей Отечества. В Европе популярным стало обрезание волос согрешившим особам.

           Обрезание волос у женщин – не новшество, а освященное веками наказание для прелюбодеек. Однако никогда еще в европейской истории это наказание не использовалось так широко. Важно отметить, что большинство француженок, наказанные за любовную связь с немцами, были незамужними: они «изменили» не своим мужчинам, а стране. Таким вот совершенно неуловимым образом с Франции был снят ярлык слабой и покорной страны, и она стала мужественной и мстительной.

          Ещё раз: они «изменили» не своим мужчинам, а стране. It is beautiful!!! От восхищения умственной изворотливостью я даже перешёл на неродной язык.
          Но дело не только в наказании виноватых, парикмахерские услуги давали возможность униженному и озлобленному обществу выпустить пар, сбросить напряжение. А, заодно, и снять проблему наказания тех коллаборационистов, чья вина была куда весомее. В том числе, и упомянутых выше экономических коллаборационистов.

          Историк Петер Новик, который провел первое объективное исследование этого периода во Франции, подчеркивает, что обрезание волос у женщин давало местному населению выход эмоций, который помог предотвратить широкое кровопролитие более серьезных коллаборационистов, словно эти женщины явились «жертвоприношением». Часто первые недели после освобождения зрелище обритых женщин на рыночной площади приводило к заметному спаду напряжения в данной местности и уменьшению кровопролития в отношении других предателей.

          Обрезание волос у женщин – не новшество, а освященное веками наказание для прелюбодеек. Однако никогда еще в европейской истории это наказание не использовалось так широко. Важно отметить, что большинство француженок, наказанные за любовную связь с немцами, были незамужними: они «изменили» не своим мужчинам, а стране. Таким вот совершенно неуловимым образом с Франции был снят ярлык слабой и покорной страны, и она стала мужественной и мстительной.
Однако нельзя отрицать тот факт, что эти женщины стали козлами отпущения: бритье голов – символический способ отторгнуть от себя не только их собственные грехи, но и грехи всего общества. Вся Западная Европа, по словам французского журналиста Робера Бразийяка, «спала с Германией», совершая каждый день действия, которые сделали возможной немецкую оккупацию. Но во многих местах наказание понесли только женщины, которые спали с реальными немцами.


          В предыдущих главах Кит Лоу рисовал картины на темы насилия советской армии в своей зоне оккупации и во время наступления на Германию. Здесь, скорее, всего, он добавил к русским ещё и поляков, болгар, чехов. Но для трактовки действий победителей он нашёл единый знаменатель – униженная мужская сексуальность,  которую восстанавливало насилие над женщинами побеждённых. Одновременно успокоив «своих» женщин, как им повезло и как они легко отделались. А ведь могли и...

         Единственным утешением для женщин, которых все это коснулось, стала мысль о том, что могло обернуться гораздо хуже. Мы уже видели, как в Восточной Европе утверждение заново национального осознания мужской силы отчасти осуществлялось путем массовых изнасилований. В Западной Европе обрезание волос у женщин представляло собой не столь ужасную форму сексуального насилия с целью достижения той же политической цели.


Пока всё. Читаю дальше.
  
Tags: Исторические фрагменты, Кит Лоу
Subscribe

  • Минская пыль №6. Заключительная.

    Залез в папку с фотографиями и ещё раз прошёлся по Минску. Несколько фотографий из своей секретной для всех папки и хочу вам показать. Тема -…

  • Минская пыль №5.

    Старый город, Верхний город – тем, кто был в Минске, не надо дополнительных объяснений, а тем, кто не был, тем более. Поэтому, без лишних в…

  • Минская пыль №4.

    Лететь из Стокгольма до Минска менее полутора часов, то есть не успеешь взлететь, употребить лёгкую закуску с лёгким напитком от Белавиа, как уже…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments