crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Начальная школа социал-дарвинизма.


Глянул в телевизор, а там «Последний герой» с мадам Собчаковой. Года три-четыре назад написал для местной прессы статью на близкую тему – скопирую сюда.


 

Начальная школа социал-дарвинизма.

Сегодня есть все основания считать жанр игровых передач одним из столпов, на которых держится телевизионная индустрия. Поначалу немногочисленные, слабенькие побеги за какое-нибудь десятилетие дали такие буйные и сильные всходы, что никого уже не удивляет их проникновение в телевизионное святая святых – прайм-тайм. Практически на всех доступных каналах, и не только отечественных, можно увидеть, как русские,  итальянцы, французы, испанцы, украинцы с одинаковыми выражениями напряжения и надежды на лицах что-то угадывают, куда-то бегут, что-нибудь бросают или ловят. Судя по всему, ответ на сакраментальный вопрос «Что наша жизнь?» становится очевидным, а заклинание «Играй и выигрывай!» постепенно превращается в жизненную программу и руководство к действию.

           

Оставив в стороне присущие этому жанру развлекательность и весьма поверхностную познавательность, в нашем случае выступающих скорее в качестве наживки, обратим внимание на неявно присутствующий во многих играх скрытый подтекст, заключающийся в подтверждении естественности естественного отбора (тавтология сознательная), его неумолимости и, даже, своеобразной справедливости, применительно к человеческому обществу.

            Чтобы избежать обвинений в параноидальной «бдительности» или поиске «пресловутого заговора», необходимо заявить, что это не относится к любым игровых передачам, да и рядовому телезрителю физически невозможно уследить за всем их многообразием. Поэтому вспомним только две, из числа самых популярных– «Слабое звено» и «Последний герой».

            Суть подобных игр проста – есть некий приз и его соискатели, известен набор правил, которых должны придерживаться игроки, и есть ведущий, своеобразный жрец невидимого культа, следящий за соблюдением ритуала, сопутствующего выбраковке слабых звеньев и первых героев.

            В случае «Последнего героя» процедура исключения конкурента обставлена нарочито плаксиво – объятия, слёзы. И уходящие, и остающиеся жалеют о расставании. Зачем же тогда уходить? Так надо, таков закон игры и жизни, «бессмысленный и беспощадный»: если ты хочешь выиграть, жертва неизбежна, пусть это и близкий тебе человек - грузоподъёмность Боливара ограничена.

             Всё видится несколько иначе в «Слабом звене», где отбраковка материала происходит в подчёркнуто унизительной форме, зачастую нарушая общепринятые, во всяком случае, до недавнего времени, нормы общения. Да и сам демонический образ ведущей вызывает ассоциации скорее с тёмными силами, чьи руки (видимые и невидимые) управляют этим процессом. Подстать ей выглядят и сами участники игры. Не слишком отягощённые «предрассудками» прошлого, они с лёгкостью готовы вступить в негласные сговоры с целью выбить своих объективно больше знающих соперников. Увы, таковы законы конкуренции: побеждает не лучший, а сильнейший, хитрейший и морально простейший. Хотя, в нашем случае, и проигравшие имели возможность получить некоторую моральную компенсацию – сбросив маски приличия, они являли зрителю свои истинные лица даже не рыночного, а скорее базарного типа. Так что же это за действо такое, которое выворачивает человека наизнанку, будит низменное, которое должно сдерживаться внутренними культурными рамками? Вспоминаются слова Толстого: "...Человек признает себя Богом, и он прав, потому что Бог есть в нем; сознает себя свиньей, и он тоже прав, потому что свинья есть в нем. Но он жестоко ошибается, когда сознает свою свинью Богом...". И неужели свинья уже стала богом и всё позволено? Или наоборот, если всё теперь позволено, то свинья и стала Богом?

            Здесь игра, используя свои средства и возможности, подкрепляет внедряемое в наше сознание представление о мире как арене тотальной войны каждого с каждым, только победителю любого из непрерывных локальных сражений которой достаётся приз. Рванувшись в «цивилизованный мир», поменяв знаки в известном соотношении «частное-общественное», мы погружаемся в новое язычество, Божество которого носит имя Естественный отбор (или же Рынок в терминах влиятельнейшей секты экономистов) и властвует над всеми людьми, даруя своим верным подданным знаки отличия – успех, деньги, власть. И эти знаки становятся «мерой всех вещей», индульгенцией, оправдывающей практически любые средства достижения цели. Отброшено всё, что вырабатывало человечество для обуздания «звериного» начала, понятия о справедливости, солидарности поставлены под сомнение или же предаются осмеянию как опасные утопии, слово традиция скоро станет бранным. По сути, атаке подвергается вся система ценностей, сложившаяся в рамках русской цивилизации.

            К сожалению, телевидение превращается в истового последователя и проповедника этой религии, а подобные игры – лишь один и далеко не основной способ донесения её основ до коснеющих в невежестве масс. И не так важно, сознательно ли вышеупомянутый подтекст вмонтирован в эти игры, или же этот несомненный атрибут любых соревновательных видов деятельности получает такое звучание именно в сегодняшней ситуации, подкрепляя проповеди жрецов Рынка и Естественного отбора, важно то, что зритель этот посыл получает, причём получает его в замаскированной форме, в обход сознания, которое не имеет возможности подвергнуть внушаемое рациональному анализу.

            Затронув эту тему, некорректно обойти стороной ещё одну игру, поскольку она так и называется – «Естественный отбор». К счастью, моё знакомство с нею ограничено просмотром всего одной передачи, своей эстетикой вызвавшей ассоциации с иногда мелькающими на экранах отрывками из каких-то экзотических соревнований с мячом, проходящих в большой луже грязи. Возможно, у таких развлечений есть свои поклонники, пускай они и дают им оценки. Речь сейчас идёт о двух финальных фразах ведущих, венце передачи, её квинтэссенции. «Помните, естественный отбор неизбежен!» - торжествующе и зловеще восклицает ведущий. «Побеждает только сильнейший. Это жизнь» - подхватывает его помощница.

            Дополнительную пикантность такому телевизионному всеобучу в части ликвидации рыночной безграмотности придаёт вот какое обстоятельство. Телевидение – досуг бедных,  «слабых звеньев» и первых героев. Богатые может быть и плачут одинаково с ними, но развлекаются иначе, соответственно своим возможностям. А куда бедному податься после работы (если она у него есть), как не в своё потертое кресло поближе к Его величеству Телевизору? И, возможно, что кто-нибудь, искавший причины своего бедственного положения в рамках понятий справедливости, добра и зла, перейдёт в другую систему отсчёта и сделает для себя вывод: «Так и должно быть. Это естественный отбор. Такие нынче времена».


 
Tags: Наша Раша, СМИ
Subscribe

  • Анекдоты по понедельникам

    Два болельщика: - Ты за кого будешь болеть на чемпионате Европы? - За наших, конечно! - А потом? =========== Разговор двух хирургов после операции: -…

  • Анекдоты по понедельникам

    Мама с ребёнком четырёх лет пошла в магазин за водкой. У дочки заболело ухо, и нужно было сделать компресс. Женщина стоит у кассы, в одной руке -…

  • Анекдоты по понедельникам

    Двойной агент - это человек, который никак не может решить, кто он: отважный разведчик или подлый шпион! =========== Родители на отдыхе в Греции и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments