crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Category:

Царь. Просто царь. Тишайший.

         Серая и агрессивная «злоба дня» плющит так, что захотелось сбежать, хотя бы на время, в более спокойные времена, сменить виртуальную обстановку. Бежал, бежал, а оказалось – приплыл. Из огня да в полымя. В Раскол. Давно уже, под впечатлением от одноимённого сериала, приобрёл книгу «Протопоп Аввакум», написанную Кириллом Кожуриным. Автор сам старообрядец, поэтому взгляд со стороны «проигравших» на события, оставившие глубокий след в нашей истории, безусловно интересны и полезны. Да и, несмотря на давность лет, люди изменились мало. Разве что испортил их украинский вопрос. Да вот ещё тверкинг недавно танцевать научились... По мере своего продвижения по страницам книги, буду делать небольшие посты по темам, представляющим интерес для меня, а будут ли они интересны заглянувшим сюда – сказать не берусь.

           Алексей Михайлович, второй царь из династии Романовых, прожил, по современным меркам, недолго. В 1629 родился, а уже в 1676 преставился. Известен в истории как Тишайший. Но, как оказалось, почётное звание Тишайшего – не его персональная характеристика, полученная за набожность, кроткий нрав и примерное поведение. Тишайший был одним из титулов русских царей. Так, например, буйный Пётр I тоже был Тишайшим. Только  к Алексею Михайловичу этот титул так прилип, что, фактически, превратился в его частную собственность. Вот так Алексей Михайлович обокрал и сына своего, Петра, и других топ-менеджеров той эпохи.

           Неожиданностью стало авторство Тишайшего в отношении пословицы (как я считал) «делу время, а потехе час». Строго говоря, у Алексея Михайловича это звучит несколько иначе – «Делу время и потехе час», но народ поправил своего руководителя, добавив в пословицу элементы трудовой этики. Народ умён, он должен был помочь!

.           А перед тем, как перейти к портрету царя кисти Кожурина, два эпизода, которые можно назвать курьёзными, если бы не было так жаль птичек.  Мне нравятся такие житейские картины, они придают яркость потускневшим из-за времени краскам прошлого. (Увидено в работе другого историка – И. Андреева).

          Первые Романовы в продолжение десятилетия с тщанием школяров подражали образцам поведения истинно православного государя, и любое отступление было для них связано с муками почти гамлетовскими. Пример тому - сам Алексей Михайлович с его увлечением театром.
Ему страсть как хочется самому смотреть "комедийные действа" и молодую жену, Наталью Кирилловну, потешить, но не давало покоя сомнение: нет ли в этой забаве непристойного, греховного для православного человека и монарха? Царь готов разрешить "французские пляски", то есть балет, но только без музыки, ибо для него, воспитанника "ревнителей православия", есть только духовная музыка, а все остальное - от Сатаны. Ситуация почти парадоксальная, рожденная столкновением двух культур, и можно лишь представить, каков бы был этот "балет" в тишине, перед сидящим царем и столбом торчавшими царедворца ми! Против такого выступили даже устроители действа, и царь оказался перед выбором. В этих мучениях "балетомана-царя" - своеобразная драма эпохи, которая утрачивала былую монолитность религиозного сознания, вкушала первые плоды рационалистического, светского восприятия мира. Конфликт был преодолен с помощью духовника. Тот разрешил музыку, взяв на себя прегрешения царственного духовного сына. Однако и благовещенскому протопопу был нужен авторитет святой старины, ссылка на то, что музыка и танцы существовали при дворе византийских императоров.

           А второй эпизод касается страстного увлечения Алексея Михайловича – соколиной охоты. Он даже трактат написал по этому поводу «Урядник сокольничьего пути». Авторство, правда, не подтверждено со стопроцентной гарантией, но приближается к этому показателю.

          Царское увлечение было дорогим удовольствием. На содержание штата и обитателей Потешного двора уходили немалые средства. Одних сокольничих числилось около ста человек, птиц же - более трех тысяч. Здесь были соколы, кречеты, челиги, копчики, ястребы, по всей видимости, даже орлы. Чтобы прокормить такое множество хищных птиц, на дворе держали до ста тысяч пар голубей. Но и этого не хватало. По признанию самого Алексея Михайловича, часто случалось так, что "птицы поспевали", а голуби, идущие на корм, "исходились". В поисках выхода Тайный приказ, в ведении которого находилась царская охота, даже наложил на приписанных крестьян "голубиную повинность".

            Честно говоря, с трудом представляю себе «до ста тысяч пар голубей». Они же гадить горазды - я помню чердаки нашего детства, где высохший голубиный помёт, продукт нескольких десятилетий их жизнедеятельности, лежал среди балок как толстый слой керамзита.

            Ну а после столь длинного предисловия, кратко изложу характеристики, данные Тишайшему Кожуриным. Они, естественно, субъективны, но кто из нас не без этого греха? И добавлю, что я пока прочитал только четверть книги, поэтому информация, скорее всего, неполная.

           По мнению Кожурина, инициатором и главной движущей силой Раскола был Алексей Михайлович, а Никон – всего лишь его созданием и орудием. Сильным, властолюбивым, но зависимым от воли царя. Исполнитель, но не заказчик. Хотя исполнитель, надо отметить, инициативный, решительный и жестокий. Но не о патриархе сейчас речь, а о самодержце, к которому приклеился эпитет «тишайший», словно в насмешку над той ролью, которую он сыграл в одной из поворотных точек русской истории, точке кровавой и многое определившей в дальнейшей судьбе страны.

           На трон шестнадцатилетний Алексей Михайлович был избран Земским собором в 1645 году. При избрании новый царь не взял на себя никаких письменных обязательств, что прежде делали его предшественники. А спрашивать не стали, потому что «разумели его гораздо тихим».  Собственно, в первые годы царствования он и не проявлял особой резвости в управлении государством и больше занимался соколиной охотой, чем делами. Под влиянием своего воспитателя Бориса Ивановича Морозова, который в первые годы фактически замещал царя на его посту, Алексей Михайлович приобщился к западной культуре, что не несло бы с собой ничего плохого, если бы не сопровождалось пренебрежением к своему, родному. Это пренебрежение не достигало, конечно, таких форм, которые проявились у его сына – Петра I, но подспудное влияние оказывало. Грекофильское окружение царя во-многом сформировало его видение того направления, по которому надлежало двигаться России: освободить от турок Константинополь и, заодно, завладеть византийским престолом. А Никон, с его мечтами о соединении русской и греческой церквей во главе с единым Патриархом, в качестве которого он себя и видел, стал царю ретивым помощником. Можно сказать, что Кожурин и делает, что в основе раскола лежали политические причины, а не духовные. Но последствия они имели очень серьёзные и многим стоили жизни, а число пострадавших ещё больше. Раскол есть Раскол. Такие Расколы – не редкость в истории. Мудрость правителей и состоит в том, что бы подобные ситуации разрешались мирным способом. Хотя и тут много подводных камней. Взять, например, Горбачёва... Или Януковича...

           Я ещё книгу не закончил. Читаю.
Tags: Исторические фрагменты, Россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment