crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Читая Брусилова.

           Народ можно представлять как в виде россыпи из миллионов индивидуумов, так и единым организмом, имеющим тело (люди), душу (менталитет, характер), историю своей жизни и даже время жизни. А вот сколько лет жизни отведено народу на земле - зависит и от него самого, и от его соседей. Второе представление сейчас как-то сошло на нет, хотя не так уж и давно, после Великой Отечественной во всяком случае, выражение «немец (германец) пошёл на нас войной», например, было ещё в ходу и стоял за этими словами именно немецкий народ в целом. Даже если отбросить метафизику и забыть о теориях, в которых используются понятия «миссия народа», назначенная ему свыше, всё равно от набора некоторых констант, присущих каждому конкретному народу как субъекту, никуда не деться. Национальные черты, особенности национального характера, менталитет, архетипы, в конце концов – много названий придумано для характеристик таких «нематериальных активов». Несмотря на субъективность и сложности при облачении нематериальных сущностей в словесную форму, характерные, присущие какому-то народу особенности обсуждаются и, следовательно, из нематериального мира переходят в мир реальный. Например, русская «имперскость» для меня вполне конкретное понятие безо всяких негативных коннотаций. Она больше связана с наличием своей, русской правды, своего цивилизационного пути, который Россия отстаивает и распространяет. К сожалению, не всегда удачно, а временами и вовсе забывая о своей уникальности и пытаясь влезть в чужие сани.
           Но я хотел ограничиться Германией. Так вот, у Германии есть своя мания – германская имперскость, выражаемая, по сравнению с русской, более прагматично, методично и, чего уж греха таить, более жестоко. И сегодняшняя показная миролюбивость немцев явление временное – нация копит силы и в какой-то момент экономическая экспансия подкрепится и силовой. Всему своё время – скрытые потенции ещё вырвутся из-под цивилизованной маски. Не верю я в немецкое перерождение – от своей судьбы не уйдёшь и не может страна с таким прошлым стать большой Швейцарией (разве что турки внесут поправки).  Ну а некоторые штрихи к немецкому характеру я проиллюстрирую двумя примерами из воспоминаний Брусилова.
           Первый пример относится к XIX веку и показывает согласованность действий в материальной и духовной сферах (аналогичные планы реализовывались и в XX веке):

          И вот, в особенности с воцарением императора Вильгельма II, начинается упорное планомерное развитие военных (сухопутных и морских) сил Германии во главе нового тройственного союза - Германия, Австро-Венгрия и Италия. При этом моральная подготовка всех слоев германского народа к этой великой войне не только не была забыта, но была выдвинута на первый план, и народу, столь же упорно, как и успешно, всеми мерами внушалось, что Германия должна завоевать себе достойное место под солнцем, иначе она зачахнет и пропадет, и что великий германский народ при помощи своего доброго немецкого бога, как избранное племя, должен разбить Францию и Англию, а низшую расу, славян, с Россией во главе обратить в удобрение для развития и величия высшей, германской, расы.

Ещё один эпизод, уже непосредственно перед войной, летом 1914 года в Германии, где Брусилов отдыхал с женой в Киссингене.

          В тот памятный вечер весь парк и окрестные горы были великолепно убраны флагами, гирляндами, транспарантами, Музыка гремела со всех сторон. Центральная же площадь, окруженная цветниками, была застроена прекрасными декорациями, изображавшими московский Кремль, церкви, стены и башни его. На первом плане возвышался Василий Блаженный. Нас это очень удивило и заинтересовало. Но когда начался грандиозный фейерверк с пальбой и ракетами под звуки нескольких оркестров, игравших "Боже, царя храни" и "Коль славен", мы окончательно поразились. Вскоре масса искр и огней с треском, напоминавшим пушечную пальбу, посыпаясь со всех сторон на центральную площадь парка, подожгла все постройки и сооружения Кремля. Перед нами было зрелище настоящего громадного пожара. Дым, чад, грохот и шум рушившихся стен. Колокольни и кресты церквей накренялись и валились наземь. Все горело под торжественные звуки увертюры Чайковского "1812 год". Мы были поражены и молчали в недоумении. Но немецкая толпа аплодировала, кричала, вопила от восторга, и неистовству ее не было предела, когда музыка сразу при падении последней стены над пеплом наших дворцов и церквей под грохот фейерверка загремела немецкий национальный гимн. "Так вот в чем дело! Вот чего им хочется!" - воскликнула моя жена. Впечатление было сильное "Но чья возьмет?" - подумалось мне.

И там же:

          Праздник этот живо характеризует настроение немецкого общества того времени, а главное - поразительное умение правительства даже в мелочах ставить во главе всякого дела таких организаторов, которые учитывали необходимость подготавливать общественное мнение к дальнейшим событиям, которые вскоре нам пришлось пережить.
Ничего подобного в России не было, и наш народ жил в полном неведении того, какая грозовая туча на него надвигается и кто его ближайший лютый враг.


           Что печально, не только простой народ, но и высшая аристократия недалеко ушла от него в понимании происходящего. Даже после убийства наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его жены в Сараево дела обстояли так:

          Знакомые, с которыми я прощался, имея уже билеты в кармане, смеялись надо мной, уверяя, что никакой войны не будет. Встретившийся мне на лестнице гостиницы, в которой я проживал, князь Юсупов даже возроптал. На мой прощальный привет он удивленно спросил:
- Зачем вы уезжаете, ведь ни вы, ни ваша жена не окончили курса лечения?
- Да, к сожалению, еще не совсем окончили. Но война на носу, и мне своевременно нужно прибыть к моим войскам. Попасть в число военнопленных я не желаю.
- Ну что за вздор! - воскликнул Юсупов. - Никакой войны быть теперь не может, а то мне дали бы знать. Я нанял виллу великому князю Георгию Михайловичу, и он на днях сюда приедет. Если же он не приедет, тогда нужно будет подумать.
- Это дело ваше. Я сегодня уезжаю.
С тем мы и расстались.
Несколько дней спустя Юсупов с семейством был арестован в Берлине и с большим трудом вернулся в Россию кружным путем через Швецию. Большинство русских, не сообразивших своевременно убраться из Германии, попало в значительно худшее положение и перенесло массу лишений.

---
Tags: Брусилов, Исторические фрагменты, Россия, Цитаты
Subscribe

  • О демографии и выплатах.

    Новые инициативы Путина до сих пор в центре внимания не только Первого канала и вечерних постоялок у Соловьёва - сетевые издания и социальные сети…

  • Два чужих текста всего с одним замечанием

    Сначала из фейсбука Д. Медведева: Подписание президентом США нового санкционного закона против России создает несколько последствий. Во-первых,…

  • Теперь ещё и tax free/

    В обзорах уже упомянутого вчера «разговора с народом» прозвучали цифры ежемесячных доходов некоторых групп граждан России. Вот обращение…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments