crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Белые ночи и чёрные дни режиссёра Кончаловского.

        Что-то с братьями не так, всё не так, как надо. Братья Вильямс - скандал в спорте, Украина с Россией – в политике и в жизни. Поневоле к тому, что два брата из рода Михалковых представили на суд общественности свои новые работы, отнесёшься настороженно. Младшего отложил на потом, а вот со старшим провёл воскресный вечер. Не с самим, конечно, а с его последним фильмом – «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». «Солнечный удар» мне всю ленту переполнил, а вот за бедного почтальона никто и словечка не замолвил. Больших ребят почему-то не слышно, придётся отдуваться мне. Не могу молчать! Не по-братски как-то получается, не по-человечески. Старался ведь старший… эх вы-ы-ы! Хотя бы пару строк черкнули.

Белые1

            Прошло уже несколько дней, но до сих пор свежи впечатления от картины. Именно от картины, то есть от визуальных впечатлений и вызванных ими ассоциаций из лично пережитого мною, а, точнее, лично виденного. Пускай в Средней полосе России, пускай в другом природном обрамлении, но суть та же - застывшее, вяло шевелящееся, полуживое состояние затерянного мира. А, если не деликатничать, - то предсмертное. Так бывает и так, к сожалению, есть в жизни реальной, земной. Искусство творит свои миры, живущие по своим законам, которые задаёт сам художник или в порыве внезапного сошедшего на него озарения, или же в результате размышлений разной степени продолжительности. А для того, чтобы поделиться своим творением с другими, с нами то есть, он выбирает язык, который, как ему кажется, позволит выразить свои чувства наиболее адекватным способом. Кинематографический язык неоднозначен для непрофессионала, поэтому для разговора о скрытых в фильме смыслах использую более привычный и понятный для себя инструмент – слово, молвленное режиссёром в большом интервью Росбалту. Там я и нашёл ключ, с помощью которого приоткрылась дверь в мир Кончаловского. Возможно, ключ – вовсе не ключ, а отмычка, и дверь эта ведёт в мною же выстроенный шалаш – что делать, и на старуху бывает проруха, а чем я лучше старухи, умудрённой опытом?

Белые3

            Для Кончаловского существуют две России: одна – Россия допетровская, Московия, «с крепостничеством, холопством, татарским влиянием, антизападная по своей сути», другая – часть нации, насильно европеизированная Петром и породившая «всё то, чем мы сейчас гордимся. Без Петра, без Европы не было бы ни Пушкина, ни Чайковского, ни Толстого, вообще ничего — даже Ломоносова! Были бы только Пимен, Феофан Грек, Андрей Рублев и еще несколько великих русских, возвышающихся над океаном архаики. Европейская (очень маленькая) часть российского менталитета, собственно, и производит ракеты, диссидентов и власть. Это социальная общность, находящаяся "внутри" народа».
«Таким образом, сегодня есть две сложившихся российских нации — "Европа" и "Московия", Петербург и Москва. Разделяются они не местами проживания людей, а системой их ценностей».

            Надев такие очки, по-другому видишь то, что показывает нам «русский европеец», как называет сам себя Кончаловский.

Белые5

      На экране Московия – архаичная, застрявшая во времени и в пространстве. Жизнь циклична, всё повторяется, а человек – как вялая белка в колесе: лениво, по привычке перебирает, перебирает себе лапками, а всё на одном месте. Вот просыпается главный герой: уставился на тапки, вскипятил чайник, пожевал что-то безвкусное под звуки «Модного приговора» из постоянно включенного телевизора - и в колею. День неотличим и от вчерашнего, и от завтрашнего: персонажи - как заспиртованные музейные экспонаты с записью в инвентаризационных книгах «хранить вечно». Даже кладбищу не нашлось места в картине – зачем оно? Или это намёк ли на то, что Московия в России неистребима? А совсем рядом, в двух шагах, Плесецк, откуда взлетают ракеты и где пробиваются ростки другой России. Но и там Московия пустила свои корни, и генерал, один из главных на полигоне, заражён вирусом азиатчины – браконьерничает, не живёт по закону. Как, впрочем, и вся деревня, включая участкового, – пойманные сотрудницей Рыбнадзора на месте преступления незадачливые рыбаки искренне не понимают своей вины, и на их сторону становится все соседи. Да и почтальон Тряпицын, когда у него украли мотор, обращается не в полицию, а пытается решить вопрос своими силами. Жизнь по понятиям, а не по закону – один из атрибутов Московии. Я не могу сказать, что режиссёр сгущает краски – реальность бывает и страшнее, и намного непригляднее. Здесь же мы видим картину скорее типичную для той части России, которая остаётся на периферии государственных и общественных интересов, той части страны, которая вроде и есть, а вроде бы и нет её: копошится где-то в лесах, полях и болотах - тихо любит, тихо страдает, тихо пьёт, тихо работает, тихо смеётся и тихо льёт невидимые стране слёзы. Такие вот белые ночи, чёрные дни…

           Удался ли фильм? Впечатление двойственное - пробуждённые им ассоциации ещё бодрствуют и напоминают о себе, а с бездарными (не считая бездарно-выдающихся) или просто серыми фильмами такого не бывает. Но подействует ли он на зрителя, у которого подобного опыта в жизни не было и, следовательно, внутренние переживания не войдут в резонанс с экранными образами? На зрителя, которому все эти сельские и природные красоты до лампочки, не трогают они его душу? Ну не та у неё конфигурация, бывает же такое? Ведь, на мой взгляд, сама по себе драматургия фильма вряд ли может увлечь поворотами сюжета и накалом испытываемых героями чувств. Всё это должно подпитываться дополнительными средствами, которые зритель носит в себе. К тому же, и некоторые особенности характера Кончаловского, насколько я могу судить об этом по телевизионным картинкам, наложили отпечаток на его работу. В отличие от своего младшего брата Никиты, яростно и увлечённо разрабатывающего тему «России, которую мы потеряли-погубили-предали», Андрей кажется мне холодным и отстранённым от своих героев (а, зреют смутные подозрения, что не только от выдуманных, но и от реальных, не входящих в близкий круг). Есть основания считать, что и у Никиты, и у Андрея основной темой остаётся Россия, хотя тема эта видится им по-разному и разрабатывают они её каждый по-своему. Что касается Андрея, то, вспоминая «Курочку Рябу», склоняюсь к выводу, что Россия ему представляется в образе Московии. К ней, принимая на время модель и терминологию Кончаловского, можно относиться по-разному, а как её воспринимает сам режиссёр и на чём он цветёт – решайте сами (цитата вам в помощь):

          «Но искусство заключается не в том, чтобы показать народу правду или неправду, а в том, насколько художник способен передать свои чувства зрителю. Можно любить своих героев, но быть неспособным передать эту любовь. В российском кинопрокате очень много талантливых картин, где никто никого не любит. Почему такой успех был у фильма "Москва слезам не верит"? Там было кого любить, за кого болеть. Тут все дело не в философии художника, а в его таланте, способности передать дальше по цепочке любовь к своему герою. И не так важно, что это за человек, пьет он или не пьет, слаб он или силен духом. Чернуха — это не нищета или неэтичное поведение героев, а отсутствие авторской любви к ним… Выразить любовь – это значит, чтобы и зритель почувствовал то, что чувствует творец. Собственно, это и есть талант. А еще, безусловно, есть талант ненавидеть. И есть замечательные художники, которые цветут на ненависти, а есть художники, которые цветут на любви. Это тоже всё от Бога».

Белые2

-------
Tags: Кино, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments