December 8th, 2017

О жилищных законах

          Уже недели три вынужден, с разной степенью интенсивности, сражаться с порождением чудища, имя которому – жилищное законодательство. Похоже на то, что оно скроено для манипуляций с жилым фондом и состоит, как сыр Маасдам, из огромного количества дыр, словно специально оставленных для разного рода ловкачей, так что укрыться таким законодательством от атак любителей лёгкой наживы чертовски трудно. О профессионалах, то есть рейдерах, наслышаны все, но соблазн воспользоваться правовыми двусмысленностями овладевает и простыми гражданами, имеющим соответствующий склад характера. И долевая собственность становится  благодатной почвой для реализации их замыслов.

          Вкратце, ситуация такова: после скоропостижной и неожиданной для всех смерти одного из двух собственников небольшой однокомнатной квартиры в подмосковном городе К. право на 1/4 , по праву наследования, перешло к его внуку в Воронеж. Таков закон, хотя, если бы умерший успел оставить завещание, то никакого Воронежа там бы не оказалось в силу существовавших  взаимоотношений. Воронеж (буду называть ту сторону для краткости так), однако, решил извлечь из этой ситуации выгоду по максимуму и предложил выкупить у них долю, заломив цену почти в два раза выше рыночной, угрожая в случае отказа продать долю сами знаете кому, которые пропишут там 20 человек... и так далее. Понятно, что это не почва для переговоров, и они вскоре заглохли. Затем внук умирает, а его четверть поделили между собой уже  его наследники. И вот тут мимо проходил одни ловкий человек, друг семьи, который увидел в этой ситуации потенциальный гешефт. Получив по договору дарения (обычно этим прикрывают фактическую куплю/продажу) 1/16 долю квартиры, он выкупает оставшиеся от внука остальные 3/16, и получает, таким образом, полновесную четверть. Регистрирует на этой четвертушке себя и свою малолетнюю дочь, и переходит в атаку, требуя ключи и намереваясь там жить. При этом, на его семью из трёх человек приходится около 4.5 квадратных метров жилой площади. Продавать свою долю этот Воронеж не хочет, а предлагает продать ему ¾  по очень благоприятной для себя цен. Понятно, что дело будет решаться в суде, но как я уже говорил, законодательство не только не блокирует такие устремления, но ещё и даёт точки опоры.

          Приходят в голову нехорошие мысли о том, что путаница в законодательстве создана (или оставлена) специально под влиянием лобби юристов, чтобы обеспечить себя куском хлеба (с чёрной икрой), но такая ситуация у нас не только с жилищными законами. Так что, скорее, это элементарное безразличие государства, в лице представляющих его лиц, к потребностям презренных низов. Не буду выходить за рамки заявленной темы, хотя есть что сказать и о других моментах деятельности нашей государственной машины. Скажу только о цене услуг адвокатов, даже по такому типовому случаю балансирующих на грани шестизначных сумм. И хватит о грустном.