April 27th, 2017

Холокост и Гулаг.

          Каждый из нас тянет за собой прошлое  - с каждым годом всё тяжелеющую ношу. Но, кроме личных воспоминаний, существует и коллективная память, в которой накапливаются и сохраняются  значимые события прошлого. Однако зафиксировать и запомнить – это ещё полдела, не менее важна  интерпретация исторических фактов. Вот и Алейда Ассман в своей работе «Новое недовольство мемориальной культурой», о которой я уже писал несколько раз, замечает, что «...в мемориальной культуре мы всегда имеем дело не с прошлым, как таковым, а лишь с его репрезентацией, то есть с его медийно опосредованными трансформациями». Другими словам,  содержание мемориальной культуры основывается на доминирующей  в данный момент системе ценностей, а также на интересах различных социальных групп. Понятно также, что «репрезентация» коллективной памяти может изменяться в соответствии с взглядами и интересами тех, под чьим контролем находится механизм управления коллективной памятью. В своей работе Ассман рассматривает два мифа, относящихся к мемориальной памяти, которые во многом определяют взгляды политиков и простых людей  современной Европы. Холокост и Гулаг – назову их так, а ниже, используя факты из книги Ассман «Новое недовольство мемориальной культурой», скажу об этом немного подробнее. На мой взгляд, две эти тенденции в европейской мемориальной памяти интересны и полезны для понимания процессов, происходящих в Европе, и, особенно, в Восточной.  Для краткости, не буду оценки автора работы предварять уточнениями  из серии «как утверждает Ассман», а цитаты выделю курсивом. Уточню также, что в некоторых случаях она использует мысли и слова других исследователей, но я цитирую книгу и не буду расширять объём за счёт дополнительных указаний на авторство. И, естественно, поскольку сама Ассман из Германии и использует она, в большинстве случаев, работы своих немецких коллег, то и оценки получаются в немалой степени германоцентристскими.


Collapse )
.