April 6th, 2017

О шахматах и о кино на тему матча Спасский-Фишер. ("Жертвуя пешкой"). Со вступлением.

Вступление.
       
       Collapse )

        Американцы, в отличие от нас, не страдают исторической рефлексией. У них не принято то и дело переписывать историю и расставлять новые акценты. Прошлое осталось позади, зачем на него тратить силы, надо думать о настоящем и будущем. Поэтому все штампы времён холодной войны благополучно перетекают и в наше время. И не только холодной войны: например, в фильме «Свободный штат Джонса» (Free State of Jones) проигравшие гражданскую войну конфедераты показаны примерно в том же свете, в котором сейчас в нашем кинематографе показывают красных времён нашей Гражданской войны. Такова жизнь – сценарии пишут победители.
          Но вернёмся к доске, на которой авторы фильма «Жертвуя пешкой» разыгрывают свою партию. Тем более, что задача у них была не совсем тривиальная: с одной стороны, хотелось снять фильм о противостоянии свободы и тоталитаризма, а, с другой, носитель свободы очень уж неудобная личность, наговорившая массу неприятных вещей не только о коммунистах и евреях, но имевшая наглость замахнуться на саму совесть мира.



          Фишер показан гениальным психопатом параноидального типа (это мой непрофессиональный диагноз, сделанный только для определения того состояния, в которое погрузил шахматиста режиссёр). Истоки его комплексов и психической неуравновешенности авторы поместили в детство, увязав их с маргинальной матерью-коммунисткой, которая всюду, и не без основания, видела агентов ФБР, мешавших ей и её друзьям делать революцию. Ну и безотцовщина внесла свой вклад. В общем, задатки были заложены, а сам Бобби их развил до болезненной степени. А с больного взятки гладки, так что, зрителю не надо воспринимать всерьёз его филиппики в адрес США.
          Тем не менее, именно этот человек оказался на острие одного из сражений холодной войны, апофеозом которого стал матч за звание чемпиона мира в Рейкьявике 1972 года. Шахматисты США, до сих пор терпевшие унизительные поражения в соревнованиях с советскими мастерами, вдруг получили возможность утереть нос этим русским. Дело оказалось настолько принципиальным, что поддержку Фишеру оказывали политики самого высокого уровня, а его победа над Спасским стала национальной победой, отмеченной в стране с чисто американским восторгом. И, конечно, она была использовано и в качестве аргумента в соревновании двух систем. Соревновании, в котором шахматисты были просто пешками, хотя казались себе ферзями.

          Общее впечатление от фильма таково: всё сделано грубовато, как будто топором высекали. Америка показаны разноцветной, многообразной, а советская сторона – зачехлённой, угрюмой, чёрно-белой. А выход Бориса Спасского на калифорнийский пляж в сопровождении охраны просто смешон, только непонятно, над кем надо смеяться. Представьте – жара, океан, пляж, наполненный энергией, светом, вольностью. И тут к нему подъезжают чёрные автомобили, из которых выходит дюжина одетых в чёрные костюмы мрачных типов мужского пола. И вот они, ведомые чемпионом мира, выстроившись в шеренгу, вклиниваются в этот воздушный и светлый мир. Чужие на американском празднике жизни. Это надо видеть! А они, наверное, так и видят. Так что, фильм представляет интерес как напоминание о действительно великом событии в истории шахмат,  и как пример того, как всё это представляется с той стороны океана.
===