September 2nd, 2016

"Осенний бал", 2007 год, Эстония, режиссёр Вейко Ыунпуу

        Мелкими штрихами, без истерик и надуманной драматизации, без экспериментов с формой подачи материала, как будто бы без усилий авторы показывают обыденную жизнь спального района. Бытовые сцены, из которых, большей частью, и состоит жизнь. С помощью скупых изобразительных средств режиссёр воссоздаёт свой спальный район, атмосферу которого охарактеризую одним не очень красивым словом — безнадёга. Обочина жизни, выжженная зона. Воспользуюсь таким сравнением: жизнь там похожа на проколотый мяч, из которого вышел воздух. Все знают, что это мяч, но какой толк от него? Валяется в углу, никому не нужный, и сам об этом знает. А сделать ничего уже нельзя — слишком велика дыра. Сколько ни вкачивай туда воздуха, круглым и звонким мяч уже не станет.

        Нельзя сказать, что обитатели района безропотно смирились со своей участью — желания у них остались, но вялые, не имеющие перспектив. Так рыба, выброшенная на берег и уже начинающая задыхаться, временами инстинктивно дёргается, пытаясь спастись. Женщина от тоски потянулась было к другому, почувствовала в нём жизнь, промелькнула между ними вспышка искренности, и что? Поделился он с ней своей сокровенной мечтой — разбогатеть на вывозе мусора, и погасло оскорблённое чувство, не успев даже разгореться.

          Несмотря на то, что фильм снят десять лет назад, актуальности он не потерял и не потеряет ещё лет десять. А, может, и больше. Почему — посмотрите и сами увидите. Спальный район находится не на территории, а в сознании. В некотором смысле, спальный район — символ, обозначение территории исчезнувших смыслов. Спальный район имеет свойство расширяться и его симптомы не всегда проявляются явно, до поры до времени их можно заглушить теми же горячительными средствами в виде напитков, зрелищ и развлечений. И всё же, хотя бы изредка, даже чувствуя себя ухватившим судьбу за хвост, оглянись по сторонам — не в спальном ли районе ты оказался?