March 31st, 2016

Книга сегодня и в СССР

         То, что сейчас, по сравнению с «самой читающей страной в мире», читать книги стали меньше, не оспаривает, кажется, никто. И в поиске причин убыли поголовья читателей многие из выносящих свой вердикт сходятся в одном: в сером и мрачном СССР заняться было нечем и, поэтому, швец, жнец, на трубе игрец и все остальные, к ним примкнувшие, были просто вынуждены для заполнения экзистенциального вакуума брать в руки книгу. А в наше время число соблазнов увеличилось в несколько раз и оттянуло нестойких товарищей в свои ряды. При этом подтекстом в этом выводе присутствует упрёк советскому периоду в унылости и серости (самые ретивые «исследователи», войдя в обвинительный раж, вменяют в вину СССР даже отсутствие Интернета). Некоторый резон в этом есть. СССР действительно был не силён в формировании яркого, привлекательного пространства символов и образов. И альтернатив для наполнения досуга в то время было меньше. Это естественный процесс – время улучшает условия жизни, вносит в неё новые возможности. Так происходит во всех странах, так  было и в СССР. Но сопоставление нашего времени и советского интересно, в том числе, и наблюдением над изменением роли книги в общественном сознании. Встретив вчера очередное замечание на тему различий между СССР и РФ в книжной сфере, попробую, не заглядывая к специалистам, высказать несколько мыслей об этом процессе.

          Начну с единого культурного пространства, или поля. Худо-бедно, но оно в СССР существовало, разными способами охватывая практически всё население страны. Подключаться к нему принуждало и элементарное чувство стадности (делай как все), и мода, и понятное чувство быть современным, улавливать все актуальные на текущий момент изменения и тенденции. Кроме того, культурное поле играло коммуникативную роль, давая возможность сопоставить личные впечатления с мнениями авторитетных личностей.  Культурное пространство СССР, приняв эстафету от 19-го века, было литературоцентричным. Большое значение играли толстые журналы, отряд критиков задавал ориентиры в бурном море литературы. Поле жило, дышало, обладало притяжением, оно передавало сигналы от одного читателя к другому, иногда, в отношении некоторых книг, вызывая в стране целые эпидемии. Нельзя закрывать глаза и на роль государства. Даже если иметь в виду, что оно преследовало и свои утилитарные цели, в участии государства было больше плюсов, чем минусов. Сейчас государство занято другими проблемами. Толстые журналы или надёжно спрятались, или растворились в рыночном пространстве. Интернет, основное средство коммуникации современности, всего лишь средство и создать единое культурное поле ему не под силу. Грубо говоря, это поле сейчас поддерживается, пожалуй, только истошными криками Первого канала, сгоняющими зазевавшегося телезрителя на свою очередную премьеру.
Collapse )
======