January 26th, 2016

Стрижка женщин как способ возвращения нацией утерянного достоинства

      Продолжаю читать «Жестокий континент». В кратких биографических данных, найденных в Интернете, сказано, что Кит Лоу – историк и писатель. Насколько серьёзно его историческое образование и какова его репутация в научном сообществе историков, ничего сказать не могу – нет данных. Также нет у меня данных об адекватности его «Жестокого континента» с научной точки зрения. Одно могу сказать точно – эта точка находится где-то за Ла-Маншем, откуда под соответствующим углом и рассматривается история. Несмотря на  то, что книга по стилю близка к смеси жанров популярной истории и публицистики, несколько раз видел, как «Жестокий континент» называют романом. Возможно, так оно и есть, потому что такой перевод стрелок расширяет для автора допустимые рамки фантазий и защищает от строгой критики его логические построения.

          На этот раз остановлюсь на страницах книги, которые описывают послевоенную участь женщин, оказавшихся  на оккупированных территориях и вступивших в связь с немцами. Связь, преимущественно, половую. Но, поскольку Кит Лоу не только историк, но и писатель, ситуацию описывает он не на основе приземлённых, низменных, я бы сказал, категорий, а поднимает вопрос выше, в сферу  символов и подсознательных комплексов, которые реализовались не отдельными индивидами, а всей нацией как единым организмом. И, конечно, автор не мог пройти мимо возможности противопоставить западным шалостям жестокое восточноевропейское решение  той же проблемы, проводимое в жизнь советским солдатом. Да, да, именно эти «миллионы изнасилованных немок».

         Collapse )

Пока всё. Читаю дальше.