October 3rd, 2015

Скоро зима. И это – не в первый раз в нашей истории

           Москва 1906-го  года. Люди, лошади, птицы – идут, бегут, летят. Ещё живые, еще не знают, что их уже нет. Бездна приоткрылась и смотрит на нас. Для меня связь с нею – солдатик около Царь-пушки, идущий по своим делам и машинально прокатившийся на выглянувшем из-под снега кусочке льда (в районе 1 мин. 20 сек.). Как всё знакомо, понятно. На физическом уровне, на уровне ощущений. Вспышка, доли секунды – ноги-то помнят. Потому что сам  редко упускаю возможность поскользить, впасть в детство. Да, такие же люди, такие же желания. Разве что на лошадях ездили и тротуары плиткой не выкладывали.