June 26th, 2015

Прочитал интервью Владимира Сорокина польскому радио. Сорокин - это писатель такой.

       Сейчас телевизор смотреть немодно. Даже постыдно. Только дебилы, вата и прочие представители  быдлокласса, неспособные к самостоятельному мышлению, лезут в этот ящик, заменяющий им ум, честь и совесть.  Умный, современный человек это исчадие кремлёвского ада давно уже выбросил на помойку. Правда, при этом он странным образом весьма осведомлён о том, что транслируют все каналы. Или злодей-телевизор и с помойки продолжает насылать свои лучи ненависти в форме программ Время и Вести? Или виновато роковое стечение обстоятельств  - случайно сел на пульт, тут телевизор и включился; зашёл к тёще и был вынужден, сдерживая рвотные позывы и скрепя сердцем, минут десять слушать Киселёва, после чего не выдержал и очнулся уже в реанимации?  Кто разберёт эти тонко настроенные натуры. Могу отметить одно – больше всех осуждают и обсуждают телевидение те люди, которые, по их утверждению, его не смотрят. А я вот смотрю и не собираюсь ни стыдиться, ни оправдываться.  Перечень передач прилагать не буду, но, думаю, более-менее атмосферу телевизионную в том виде, в котором она транслируется зрителю, в том числе и мне, представляю. И вот встречаю я в Интернете интервью Владимира Сорокина, одного из значительных писателей нашей толерантной современности, польскому радио.  Читаю и начинаю испытывать то, что умные люди называют когнитивным диссонансом.
           Во-первых, хочу отметить мифологичность  сознания как интервьюера, так и интервьюированного.  Мифологичность в смысле следования тем схемам и штампам, которые приняты в западной цивилизации для объяснения как мира в целом, так и для трактовки поведения  разного рода туземцев. Схемы эти нарабатывались и корректировались столетиями, став, в конце концов, каркасом, вживлённым внутрь  как западного человека, так и западноориентированного, как произошло в нашем случае с польской журналисткой и  русским писателем. Замени эту парочку какой-то другой, из той же категории (Латынина и Максим Кантор, например), - суть изменилась бы немного, разве что стилистические особенности новой пары внесли бы некоторое своеобразие.
Collapse )
---