June 21st, 2015

Леонид Леонов, "Скутаревский", роман

           Язык прозы Леонова - витиеватый, основательный, упругий – самоценен, им можно насладиться, открыв наугад любую, пожалуй, его вещь. «Скутаревский» – не исключение. Приводить много примеров не буду, поскольку затруднительно выбрать самое характерное, а если выписывать понравившееся, то получится объёмистая тетрадь примерно в четверть (оценю так, в рекламных целях) романа. Ограничусь всего одним предложением, которое скорее психологическое наблюдение, а не образец стилистического мастерства. Оно относится к творческому интеллигенту, потерявшему опору под ногами: «Фёдор Андреевич от гнева даже подумывал пойти в добровольцы, но тогда не было никакой подходящей войны». Такая характеристика неустойчивого состояния души отправили меня прямиком к Достоевскому, к его Степану Трофимовичу Верховенскому из Бесов. А, заодно, и установила единство русской литературы.
Collapse )
---