January 26th, 2015

Анекдоты по понедельникам

Мои детство и юность прошли без Интернета. Может быть, поэтому я понимаю, что за языком надо следить, а за слова отвечать.
==========
Если муж слушает жену с открытым ртом, совсем не обязательно, что он подкаблучник. Возможно, это старая привычка артиллериста.
==========
- Поручик, вы трус и подлец. Я вызываю вас на дуэль!
— Я не приду.
— Почему?
— Потому что я трус и подлец.
===========
Collapse )
==========

Memento mori.

        IMG_0261  Освежая  в памяти поездку в Калужскую область в 2007 году, обратил внимание на одну фотографию, снятую мыльницей в Оптиной пустыни. Надпись на надгробии сообщает, что вдова отставного ротмистра А.А. Кавелина скончалась 23 августа 1860-го года. Среди ещё нескольких обычных для кладбищенской тематики сведений заинтересовало меня описание последних минут старушки:

Скончалась через несколько минут после приобщения Св. Таин, сидя в креслах с животворящим крестом в руках.
Последними ея слова были: я чувствую такую радость и сладость, которых не в силах выразить никакими словами.


            По всей видимости, собравшиеся около уходящей в мир иной так умилились «последними словами» и всей благостной атмосферой,  вдохнувшей в них изрядную дозу оптимизма и укрепившей надежды на существование загробной жизни, получением сигналов откуда они стали свидетелями, что тут же решили отлить эти слова в граните. Смотрю на надпись  - и начинают в моём воображении мелькать смутные тени из прошлого: теснятся чьи-то смазанные фигуры, слышны тихие всхлипы, приглушённые голоса. Длинная комната с низким потолком. Солнце уже клонится к закату - его свет ещё высвечивает на полу прорези окон, но кресло уже в тени. Священника не вижу, наверное, ушёл, исполнив свою миссию. Ещё немного, и старушку вынут из кресла, начнут готовить в последний земной путь, а пока родственники, подружки, приживалки (да мало ли кто там оказался),  придавленные величием момента и нутром ощущая присутствие к комнате чего-то таинственного, непонятного разуму, бросают последние взгляды на покойницу. Уже через час-другой суетные заботы подхватят и понесут их по жизненным ухабам, но сейчас – не время, сейчас все смиренны и кротки. Как всё было на самом деле – кто теперь скажет? Да и о самой вдове отставного ротмистра вряд ли что дошло до нас, кроме этой странной надгробной записи, информационного сгустка, своеобразного посыла потомкам, да кратких записей в летописи Оптиной пустыни. Но многие ли о них помнят? Пускай покоится с миром.

Collapse )
           Вот такие варианты. А тревожит ли это тех, которые внизу, я не знаю.
                                                     
---