January 16th, 2015

Кратенько о "Палаче" на Первом

           История Тоньки-пулемётчицы давала возможность выстроить на её основе серьёзный фильм с полноценной драматургией, но... авторы сериала «Палач» пошли другим путём. В итоге получилась спекуляция на завлекательной теме, оказавшейся всего лишь приманкой для зрителя. Я не хочу сказать, что получилось совсем плохо, но основной упор сделали на детективной линии, крепко опутав её любовными нитями и бытовыми неурядицами. Лишь в двух заключительных сериях, когда все карты раскрыты и маска сброшена, начинает просматриваться трагедия. И сформулирована та линия, которая, на мой взгляд, могла и должна была бы стать основной – три жизни, прожитые одной женщиной.  Первая жизнь – довоенная юность, со всеми девичьими мечтами и стремлениями, вторая – война, плен, предательство и превращение в страшную Тоньку-пулемётчицу, третья – внешне благополучная семейная жизнь добропорядочной советской женщины. И точки внутреннего перелома между этими тремя чужеродными, на первый взгляд, частями. Но получилось то, что получилось.
            Почему? Думаю, здесь несколько факторов. Во-первых, не видно режиссёров и сценаристов, способных вытянуть масштабную тему. Во всяком случае, среди молодых, а ветераны, по разным причинам, редко привлекаются к работе. Во-вторых, нет соответствующих заказчиков. Коммерческие и идеологические соображения продюсеров и других лиц, определяющих политику в кино- и телеиндустрии, лежат в других сферах, главными критериями в которых стали рейтинги, с сопутствующими им доходами, и принуждение масс ко сну  путём погружения их в болото развлечений. В-третьих, уже и публика приучена к соответствующему вкусу жвачки и разжёвывать твёрдое становится всё сложнее. В результате, серьёзное кино становится редким гостем на экранах необъятной Родины.
            Привык к такому положению вещей и я. Раздражали, конечно, в «Палаче» некоторые сцены, особенно военного времени, резала глаз присущая телевизионным детективам нелогичность действий, скорее смешил нелепый Брежнев, чьё появление в фильме было притянуто за уши и должно было, скорее всего, придать значимость действию и вдохнуть в картину аромат эпохи. Но были и удачи – большинство ролей сыграно на добротном уровне и актёры смогли вылепить запоминающиеся характеры. Повторю, что мои претензии, в первую очередь, к сценарию. И к людям, его заказавшим и утвердившим. Но с ними я ничего не могу поделать.
---

Анатолий Мариенгоф, "Мой век, мои друзья и подруги" и "Роман без вранья".

            Фильтры истории работают исправно, и просочиться через них дано единицам. Сколько кумиров текущего момента так и остались пришпиленными к нему, сколько имён забыто уже следующим поколением. Не всем даётся пропуск в будущее, его надо заслужить. Вот и Мариенгоф скрылся в пучине прошлого. Скрылся, по всей видимости, надёжно, но слабенькие пузырьки ещё доходят до поверхности. На два из них я обратил своё внимание.
            Итак, две книги, которые вполне могут быть объединены в одну, поскольку всё в них вращается вокруг фигуры Мариенгофа. В этом нет ничего удивительного – фигура автора стоит в центре подавляющего большинства мемуаров, но в нашем случае я бы отметил повышенное самомнение мемуариста: трудно мне поверить, например, в поэтическую равновеликость Мариенгофа, Есенина и Маяковского. Да и фрагменты стихотворчества, которые встречаются в книгах (надеюсь, к выбору именно этих примеров поэта никто не принуждал), укрепляют меня в неверии. Вот, например, трижды и, с видимым удовольствием, процитированное двустишие:
А ну – со смертью будем храбры!
Ведь всё равно возьмёт за жабры.

Collapse )
---