October 23rd, 2014

Белые ночи и чёрные дни режиссёра Кончаловского.

Collapse )
            Прошло уже несколько дней, но до сих пор свежи впечатления от картины. Именно от картины, то есть от визуальных впечатлений и вызванных ими ассоциаций из лично пережитого мною, а, точнее, лично виденного. Пускай в Средней полосе России, пускай в другом природном обрамлении, но суть та же - застывшее, вяло шевелящееся, полуживое состояние затерянного мира. А, если не деликатничать, - то предсмертное. Так бывает и так, к сожалению, есть в жизни реальной, земной. Искусство творит свои миры, живущие по своим законам, которые задаёт сам художник или в порыве внезапного сошедшего на него озарения, или же в результате размышлений разной степени продолжительности. А для того, чтобы поделиться своим творением с другими, с нами то есть, он выбирает язык, который, как ему кажется, позволит выразить свои чувства наиболее адекватным способом. Кинематографический язык неоднозначен для непрофессионала, поэтому для разговора о скрытых в фильме смыслах использую более привычный и понятный для себя инструмент – слово, молвленное режиссёром в большом интервью Росбалту. Там я и нашёл ключ, с помощью которого приоткрылась дверь в мир Кончаловского. Возможно, ключ – вовсе не ключ, а отмычка, и дверь эта ведёт в мною же выстроенный шалаш – что делать, и на старуху бывает проруха, а чем я лучше старухи, умудрённой опытом?

Белые3

            Для Кончаловского существуют две России: одна – Россия допетровская, Московия, «с крепостничеством, холопством, татарским влиянием, антизападная по своей сути», другая – часть нации, насильно европеизированная Петром и породившая «всё то, чем мы сейчас гордимся. Без Петра, без Европы не было бы ни Пушкина, ни Чайковского, ни Толстого, вообще ничего — даже Ломоносова! Были бы только Пимен, Феофан Грек, Андрей Рублев и еще несколько великих русских, возвышающихся над океаном архаики. Европейская (очень маленькая) часть российского менталитета, собственно, и производит ракеты, диссидентов и власть. Это социальная общность, находящаяся "внутри" народа».
«Таким образом, сегодня есть две сложившихся российских нации — "Европа" и "Московия", Петербург и Москва. Разделяются они не местами проживания людей, а системой их ценностей».

            Надев такие очки, по-другому видишь то, что показывает нам «русский европеец», как называет сам себя Кончаловский.

Белые5

Collapse )
-------