September 25th, 2014

Ещё раз о театре, публике и Чехове

            Вернусь ещё раз к театру «Et cetera». Перед началом спектакля «Лица», созданного по мотивам ранних рассказов Чехова, актёр и режиссёр Александр Калягин, настраивая публику на соответствующий лад, процитировал одного чеховского героя. Стоит тот у окна, лениво поглядывая на улицу и, наконец, произносит: «Какая чудная погода – то ли чаю выпить, то ли повеситься». В этих словах, по мнению Калягина, отразилась суть русского человека или, немного смягчая пафос, одна из важнейших особенностей характера – хождение по лезвию ножа, когда сам человек не знает, свалится ли он в следующий момент в какую либо сторону, или же, до поры до времени, будет балансировать на острие. Таится в этой фразе жуткий смысл, приоткрывающий на миг бездну – леденящую, влекущую, безразличную. Но «широк русский человек», шагнёт туда – и был таков. Почему, зачем? Кто его знает: из любопытства, от тоски, из-за тяги к чему-то, чего и выразить не может. А может и не шагнёт, а заглянет и отойдёт прочь, не совсем, на время. Интересной была реакция на калягинские слова – примерно треть зала рассмеялась, приняв эту парадоксальную фразу за удачную шутку великого писателя. Наверное, настрой у них в этот вечер был такой юмористический и они внутренне готовы были всё чеховское рассматривать как призванное их веселить. Показалось мне, что Калягин остался недоволен такой реакцией.
          Collapse )
---