February 4th, 2014

О советских мещанах

В школьные и студенческие годы я читал гораздо больше, чем сейчас. Читал бессистемно, под влиянием настроения или каких-то случайных факторов. Однажды результатом моих беспорядочных литературных связей стала повесть Юрия Трифонова «Другая жизнь». Возможно, под рукой не оказалось его знаменитого «Дома на набережной» и я решил, для начала, размяться на том, что было в наличии, а, возможно, счёл, что если писатель хороший, то и все книги у него должны быть хорошими. Но сейчас от этой повести могу вспомнить только «могучие чресла» одной молодой, крепкой девицы – настолько неожиданной оказалось такая характеристика экстерьера (прости, господи) одной из героинь, что при встрече в толпе женской фигуры с подходящими под это определение параметрами два этих слова  автоматически всплывали из тайников памяти. А вот содержание вылетело напрочь – не вжился я в тот мир, не прочувствовал его, не прилепился ассоциациями. Впечатление соответствовало названию повести – другая жизнь, мне совершенно не знакомая. И такое незнакомство не вызывало сожаления об утрате чего-то важного, просвистевшего мимо меня. Такие вот, задним числом записанные впечатления о книге, о которой я теперь могу сказать только – читал.

А сегодня увидел статью Льва Пирогова, в которой не упоминается напрямую «Другая жизнь», но косвенным образом передаётся её проблематика. Во всяком случае, статья попадает в тональность и моих смутных воспоминаний. Не только по отношению к Трифонову, но и по отношению к неизвестному мне Андрею Лёвкину, также поделившемуся своими мыслями о Трифонове. Мне показался интересным взгляд на прозу Трифонова, опирающийся на принадлежность его персонажей к мещанству. И не только персонажей, но и читателей, благодарных автору за описание их жизни.

Collapse )