September 21st, 2013

Имена приходящего поколения

Пару дней тому назад поехал в Москву на автобусе. Народа немного, все сидят поодиночке - кто уткнулся в телефон, а кто просто молча смотрит в окно. И вот, не успел я проехать и остановку, как стал невольным слушателем телефонного разговора. Позади меня молоденький и приятный женский голосок вызвонил свою подругу Машу с целью, как было заявлено во время приветствия, узнать, как она живёт-поживает. И вот, с момента обмена дежурными начальными фразами этот голосок не умолкал ни на секунду, рассказывая о своих житейских проблемах. На мой взгляд, несколько странный способ ознакомиться с жизнью подруги. Правда, когда-то я стал таким же вынужденным слушателем беседы двух начинающих мамочек, которые полчаса говорили одновременно и каждая рассказывала собеседнице о своём ребёнке. В конце концов, они разошлись, довольные общением. Может быть, так было и в автобусном разговоре – женщины вообще вещи в себе, их устройство частенько трудно объяснить с рациональной точки зрения, они загадочны и непредсказуемы. Но я не о женщинах, это так, к слову. В разговоре, с которого я начал, то и дело звучали имена детей неслышимой Маши и моей невидимой попутчицы, и вот что зацепило моё внимание – зовут их Савелий и Мотя (предположительно, Матвей). Отметил я тогда это про себя и скрылось бы это знание где-нибудь в глубинах памяти, но сегодня в магазине услышал, как столь же молодая мамаша призывает своего карапуза по имени Мирон. Ни у моих родственников, ни у моих знакомых в настоящее время нет мелких, и я не могу расширить данные этой выборки, но вопрос остался – это случайность, или вступающие в жизнь получают сейчас именно такие экзотические, с точки зрения недавнего времени, имена? Если так, то с чем это связано?