June 7th, 2013

О жуках.

Сегодня видел майского жука. Первый раз в этом году, да и, пожалуй, за несколько последних лет. Мелкий и вялый, он еле-еле летел к берёзе, пытаясь в её листве найти себе прибежище на ночь. Помню, что в детстве среди них мы различали два типа – майский и июньский. Майский был сильный и тяжёлый, ощущался на руке, в отличие от уступающего ему в размерах и какого-то бесплотного июньского. В первые же тёплые дни мая, стоило только выскочить листве, воздух начинал кишеть жуками. Они появлялись разом, кружились около берёз, их деловитое жужжание слышалось повсюду. Разогнавшись в сумерках на велосипеде, можно было запросто получить себе в лоб привет от природы. Жуки давали возможность испытать терпеливость – их сажали на подбородок и они начинали своё движение вверх, по направлению к носу, вызывая своими цепкими лапками нестерпимое щекотание на коже лица и, особенно, на губах. Слёзы текли из глаз, но надо было терпеть, отступать нельзя.

Почему я вспомнил об этом? Во-первых, такое буйство природы осталось в прошлом и сейчас они, наряду со столь же распространёнными тараканами, резко сократили свою популяцию. Во всяком случае, её видимую человеку часть. Во-вторых, месяца полтора тому назад в одной случайным образом собравшейся компании зашёл разговор об изменениях в природе и один человек из Воронежа описал майского жука из своего детства так: черноватый, одноцветный, чаще ползает по земле, чем летает. По мне, так это больше подходит к жуку навозному, но воронежец уверял, что были в его детстве и тот и другой, а майским они называли именно этого, чёрненького. Вот и думай – то ли в Воронеже произошли радикальные мутации среди особей этого вида, то ли мутации произошли в памяти рассказчика. Хотя, он человек сугубо городской и природу видел только кастрированную, так что буду считать, что он не прав – так спокойнее будет.
===