March 25th, 2013

Анекдоты по понедельникам

Один человек пришел к Сократу и спросил:
— А знаешь что мне сказал о тебе твой друг?
— Подожди, — остановил его Сократ, — Просей сначала то, что собираешься сказать, через три сита.
— Три сита?
— Прежде чем что-нибудь говорить, нужно трижды просеять это. Во-первых, через сито правды. Ты уверен, что то, что ты скажешь, правда?
— Нет. Просто я слышал…
— Очень хорошо. Значит, ты не знаешь, правда это или нет. Тогда просеем через второе сито — сито доброты. Ты хочешь сказать о моем друге что-то хорошее?
— Нет! Напротив!
— Значит, — продолжал Сократ, — ты собираешься сказать о нем что-то плохое, но даже не уверен, что это правда. Попробуем третье сито — сито пользы. Так ли уж необходимо мне услышать то, что ты хочешь рассказать?
— Нет, в этом нет необходимости.
— Итак, — заключил Сократ, — в том, что ты хочешь сказать, нет ни доброты, ни пользы, ни необходимости. Зачем тогда говорить?…
=======
Чтобы убедиться, что наше общество больное, достаточно посмотреть, сколько стало вокруг аптек..
=========
- Почему вы пытались бежать из тюрьмы?
- Хотел жениться.
- Странные у вас представления о свободе…
=========
- А я вчера жену на "Отелло" водил!
 - Во даешь! Культурная программа?
 - Нет, для профилактики...
=========
На просьбу ГАИ по возможности не выезжать в снегопад на дороги, отреагировали только коммунальные службы.
=========
Когда раздается звонок в дверь, кот всегда уверен, что это к нему.
=========
Пятиклассник Вахтанг требует затонировать окна в классе, а то "как лохи сидим".
=========

Юсупов Феликс, "Мемуары"

Юсупов крупноЕсли бы не участие в убийстве Распутина, растворился бы князь Феликс Юсупов в истории, оставшись представителем дворцовой массовки и одним из неразличимых теперь элементов высшего света Российской империи начала 20-го века. Ночь с 29-го на 30-е декабря 1916-го года стала звёздной для молодого князя и сделала его мировой известностью. А вот с каким знаком эта известность – однозначно ответить не удастся, поскольку разброс мнений полярен. То же самое можно сказать и обо всей его жизни. Мемуары дают основание сделать печальный вывод: старая элита того времени изжила себя, государственное здание, основой которого являлось дворянское сословие, держалось на подгнившем фундаменте. Об этом говорит не только персональная «жизнь и судьба» автора воспоминаний, но и тех персонажей, которым он уделил место на страницах своей книги. А теперь – ближе к тексту.

Даже по кратким и явно щадящим себя авторским замечаниям можно понять, что уже в самом юном возрасте Феликс рос изрядным шалопаем, попортившим много крови своим наставникам. И привычки избалованного ребёнка, которому безнаказанно можно делать слишком многое, он перенёс во взрослую жизнь. Хотя, в полном смысле взрослой его жизнь назвать нельзя: он так и остался большим играющим мальчиком, плейбоем своего времени. Страсть к маскарадам, бесконечным увеселениям с одной стороны и неспособность к напряжённым или просто длительным занятиям, будь то учёба в Оксфорде, государственная служба, или управление своими владениями с другой. Оказавшись в постреволюционное время за границей без своих российских богатств, он редко искал возможность заработать деньги своим трудом, а пытался либо воспользоваться остатками драгоценностей, прихваченных с собой, либо найти приют у более богатых родственников или знакомых, частенько переходя, фактически, в разряд приживальщиков. Явного подтверждения приписываемой ему бисексуальности на страницах книги нет, хотя некоторые слова в защиту однополой любви могут быть истолкованы как косвенное признание такой склонности. Ничего не поделаешь, Россия, начало века. Не обошла Феликса Юсупова стороной склонность к мистицизму, но это не было странным для высшего света. Например, две дочери короля Черногории Милица и Анастасия (в Петербурге эту сладкую парочку называли «чёрным горем»), ставшие жёнами великих князей Петра Николаевича и Николая Николаевича, занимались чёрной магией, дружили с гадалками и колдунами и привели ко двору Григория Распутина. Процесс подготовки убийства, его ход и дальнейшее развитие событий подробно описаны в книге. Сибирский старец казался Феликсу сосредоточением и источником всех несчастий, навалившихся на Россию, убить его – и Россия воспрянет. Наивно, но так думал не он один. Великая княгиня Елизавета Фёдоровна считала, что Распутин – дьявол и убить его должен был каждый. Она же рассказала немного погодя, что «несколько дней спустя после смерти Распутина пришли к ней игуменьи монастырей рассказать о том, что случилось у них в ночь на 30-е. Священники во время всенощной охвачены были приступом безумия, богохульствовали и вопили не своим голосом. Инокини бегали по коридорам, голося, как кликуши, и задирали юбки с непристойными телодвижениями». По словам князя Юсупова, вся страна восторженно встретила известие о кончине Распутина. Но тут надо сделать скидку на его восприятие реальности. Так, он искренне верил в любовь крестьян к своим господам и в то, что они до слёз переживали весть о свержении царя. Кстати, о царях. Сразу после этого громкого убийства Феликсу Юсупову стали поступать многочисленные предложения стать российским императором и среди озвучивавших эти планы людей были такие известные люди, как председатель Думы Родзянко, Колчак и великий князь Николай Михайлович. И это при живом-то Николае II! Хотя, надо сказать, что сам царь у Юсупова выглядит слабым и нерешительным человеком, поддающийся влиянию окружения и, в первую очередь, императрицы, которая достаточно активно вмешивалась в государственные дела.

[Ещё немного о книге]

Воспоминания состоят из двух частей – «До изгнания 1887-1919» и «В изгнании». Вторая часть больше посвящена описанию бытовых неурядиц, но и здесь интересны зарисовки из жизни эмиграции. Это и склоки по самым разным вопросам, начиная от возни вокруг опустевшего трона, на который активно претендовал великий князь Кирилл и чем вызвал не менее активное противодействие, заканчивая и вовсе не мирскими, вроде бы, делами, приведшими к расколу и в церковной среде. По словам автора, после того, «как Гитлер объявил войну коммунизму, большинство русских эмигрантов посчитали его своим союзником, однако договор, заключённый в 1939 году Германией и Советской Россией, все иллюзии развеял. Эмигрантская печать политику нацистов резко осудила…

Нападение Германии на советскую Россию оживило надежды многих эмигрантов. Первой их мыслью было: коммунистам конец.

Понятно, что немало русских стало на сторону наци. Решили, что можно возобновить борьбу с большевизмом, и завербовались в немецкую армию кто бойцом, кто – переводчиком.

Такое же отношение к немцам было поначалу и в России. Стали приводить в исполнение секретный план: армию за армией сдавали почти без боя. И оккупационные войска население встречало хлебом-солью. Люди проклинали Коминтерн и в оккупантах видели освободителей.

Через несколько месяцев всё изменилось. Немцы, как всегда, совершили психологическую ошибку: были по отношению к русским жестоки. И в России их возненавидели ещё пуще, чем большевиков».

Вот так события начала войны виделись князю из Франции. Комментировать эти представления и другие, им подобные, я не буду, да и заканчивать пора.

Думаю, символично, что российская история богатейшего рода Юсуповых завершилась на Феликсе. Служилое сословие, которому Пётр III даровал «свободы», сняв с него большинство обязанностей по обустройству и укреплению государства, подошло к закономерному финалу. При этом надо сказать, что во время чтения негативных эмоций по отношению к князю не испытываешь, а рассматриваешь его жизнь и его взгляды с познавательной точки зрения. А высвечивает он жизнь последней элиты царской России со знанием дела, являясь не сторонним наблюдателем, а человеком, не только лично общавшимся с особами императорской фамилии, но и женатым на одной из них. Вообще, великих князей и великих княгинь на страницах книги столько, что ими можно было бы заселить целый район Петербурга и назвать его Великие князья, например. Кроме того, написана книга лёгким языком, что тоже надо отнести к её плюсам. Так что, читайте.