January 3rd, 2013

Крещатик, ХХ-й век.

Это было в апреле, в двадцатом веке. В Кремле сидел Брежнев, а я сидел на Крещатике, в кафе. От той поездки в Киев запомнились два момента: впервые отведанный мною горячий шоколад и одна сцена, очень удивившая тогда меня, заехавшего на Украину школьника из Средней полосы России. Здесь же, на Крещатике, молоденький милиционер остановил старушку, переходившую улицу в неположенном месте. Возможно, хотел её оштрафовать, а то и просто провести профилактическую беседу – этого не помню. Но помню, как около этой пары быстро скопилось человек десять заступников старушки и, главное, поразил их аргумент – понаехали, мол, к нам оккупанты и устанавливаете свои порядки, скоро выгоним мы вас. За «киевскую» неделю это был единственный эпизод такого рода, но настолько он был неожиданным для меня, что до сих пор помню удивление – в школе нам об этом не говорили.

            Но о сцене на улице я вспомнил попутно, сейчас подобные настроения, насколько я могу судить, на Украине сплошь и рядом. Про шоколад я хотел написать. Зашёл на днях в супер-пупер-гипер-пипер-универсам Глобус и перед погружением в торговый зал выпил у них  в кафе горячего шоколада. Ну что, могу сказать – «ну и гадость, ваша заливная рыба». Точнее, так себе – какао обычное, а вот до того, с Крещатика, ему как до Луны.