April 16th, 2011

Собачье сердце профессора Преображенского

        Поводом для обращения к фигуре незабвенного профессора Преображенского послужила запись в блоге  negippius . Там приведены выдержки из работ рижских старшеклассников о Булгакове. Сейчас ажиотаж вокруг персонажей «Собачьего сердца» поутих, но ещё памятны яростные споры, в которых противники по любому поводу и даже без оного смачно шлёпали на оппонентов ярлык – Шариков. При этом   профессор представал эдаким душкой, противостоящим пошлости и жестокости новой власти. Его выражения растащили на цитаты и с видимым удовольствием, с осознанием своей «культурности» и приобщённости к аристократам духа, к месту и не к месту небрежно вставляли в разговор, что-нибудь вроде такого - «не читайте перед обедом советских газет». Вставляли просто так, скорее для связки слов. Пролетариат в подобных случаях выражается куда лаконичнее и гораздо ёмче. Но заслуживает ли Преображенский столь высокого пьедестала и нет ли на Солнце либеральной интеллигенции тёмных пятен?

          «Невозможно из нечеловека сделать полноценную личность» - эта фраза из школьного сочинения затрагивает не самую популярную и, я бы даже сказал, маскируемую тему повести Булгакова. Потому что отрицательные интерпретация профессорского образа теряются среди массы восторженных откликов о повести, ставшей культовой после выхода фильма Бортко, хотя, казалось бы, всё прозрачно и очевидно. Не буду развивать религиозные ассоциации с сатанинским искушением стать равным Богу и сотворить человека пусть не из праха земного, а из живого существа и вдохнуть в него душу. Дискуссия на эту тему возникают при обсуждении проблемы клонирования и желающие могут ознакомиться с позициями сторон. Я о других мотивах, отголоски которых можно найти в понятиях фашизм, расизм, кастовость, сверхчеловек, «цивилизованные народы или страны», в пресловутом «бремени белого человека» Киплинга, наконец:

Неси это гордое Бремя –
Родных сыновей пошли
На службу тебе подвластным
Народам на край земли –

На каторгу ради угрюмых
Мятущихся дикарей,
Наполовину бесов,
Наполовину людей.

           Такое разделение людей по «качеству» и прослеживается в повести. Несмотря на все усилия «цивилизатора», несмотря на все его благородные порывы, усилия и умения, из условной собаки человека сделать невозможно, Jedem das Seine - каждому своё. Профессору - профессорово, собаке – собачье. Поиграл и выбросил. Отойдя от буквального прочтения повести, приняв во внимание такую аллегорию, видимую и старшекласснику, можно увидеть не только блеск, но и нищету столь почитаемого в
некоторых кругах персонажа.

          Безусловно, что большое значение в создании культа профессора Преображенского сыграл фильм и блестящее исполнение этой роли Евстигнеевым. Настолько блестящее, что я теперь не помню – читал ли я книгу «Собачье сердце», или же опираюсь на впечатления от картины. Впрочем, зло у Булгакова обольщает и прельщает не только в этой повести, но и в «Мастере и Маргарите», предмете ещё одного культа, тщательно поддерживаемого и охраняемого. А с прелестями надо бороться, потому что за ними стоит ложь. И не надо лениться лишний раз об этом напомнить.