February 15th, 2011

Лавров и Россия

Такое впечатление, что воздух
свободы оказывает пьянящее действие на наших политиков и за рубежами Родины они
делают весьма странные заявления. Вот и сегодня министр Лавров в Мекке
демократии изложил свои(?) соображения студентам Лондонской школы экономики. Он
заявил, что Россия преодолела свои комплексы супердержавы и "сложились все
условия для того, чтобы модернизация России стала общеевропейским проектом, как
это было еще во времена Петра Великого. Этот проект может стать центральным для
преодоления последствий мирового финансового кризиса". Политикам
свойственно преувеличивать свою роль и говорить от имени всей страны. Но одно
дело, если Лавров хочет устроить в некотором смысле торг – мы сидим тише воды и
ниже травы, а вы за это помогите нам в модернизации своими технологиями. И
совсем другое дело, если министр формулирует одну из целей модернизации –
превращение России в своеобразный аналог, к примеру, Швейцарии, с сопутствующей
психологией и моделью поведения. Ощущение себя супердержавой – это не комплекс,
а выстраданное историей бремя своей правды, своего места в мире и своей судьбы.
Такое представление о Родине лежит в
ментальности русского народа и его не вывести, как пятно на брюках, с помощью
импортного средства. Англосаксы давно пытались надеть усмирительную рубашку на
Россию - и своими руками, и подталкивая к этому другие страны, и опираясь на
внутрироссийских помощников. Скрывать нечего, сейчас положение у нашей страны
незавидное и понятны все трудности ведения самостоятельной политики, но это –
не повод для капитулянских заявлений. Не так давно риторика первых лиц
государства часто использовала понятие великой России. А великая Россия – это и
есть страна с комплексом супердержавы. Также, как и великая Америка, великий Китай
и так далее. Но никак не великая Швейцария или великий Лихтенштейн. У каждого
народа есть своя миссия, которую он сам себе выбрал и отвоевал. И её не
отменить указами и договорами. Там же Лавров
заявил, что Россия преодолела комплекс неполноценности. Позвольте,
господин министр, что Вы имели в виду? И последнее из его речи: "Сегодня,
когда мир видит отказ от последних имперских амбиций, Россия и Британия все
больше обречены быть вместе перед лицом общих угроз". Чей отказ от
имперских амбиций видит мир? Или, может быть, мы живём в параллельных мирах?