January 20th, 2011

«Утомлённые солнцем-2». Она сгорела.

«Утомлённые солнцем-2» уже стали частью истории, причём далеко не лучшей её частью. Поэтому в оценке «великого фильма» буду краток: замах на рубль, удар на копейку. Во всех смыслах этой поговорки. Реклама оказалась ярче самого продукта. И ладно бы с этим шедевром, остался он в прошлом - там ему и место, но один неоднозначный, мягко говоря, фрагмент не могу обойти вниманием.
Речь идёт о сожжении немцами деревни и последующими «разъяснениями» о справедливости возмездия. Такая тема уже звучала у Ларса фон Триера в его Догвилле. Но там всё было отвлечённо и абстрактно, Михалков опустился на землю, вмонтировав эту тему в нашу историю. Вкратце вспомним эту сцену. От проходившей через русскую деревню немецкой колонны отделились три солдата и задержались у колодца. На свою беду, к этому же колодцу выезжает цыганская кибитка. При попытке конфискации немцем их лошади вся цыганская семья, за исключением маленькой девочки, расстреливается. Наблюдавшая за этой сценой молоденькая дурочка девушка умудряется попасть в сферу сексуальных интересов немецкого солдата. Начинается неспешное преследование. Девушка семенит по деревне, стучит в окна и двери, солдат неспешно преследует жертву. На что рассчитывала девушка, ища защиту в домах, рационально объяснить трудно. Или считала, что представитель цивилизованной нации не позволит себе войти в дом без приглашения? Оценка ситуации деревенскими жителями была более реалистичной, совершать бессмысленный подвиг желающих не нашлось. При том, что в самой деревне остались только дети, женщины и старики - не самый боеспособный состав, да и тела цыган лежат перед глазами. Действие перемещается в огромный сарай, где насильника, а затем и отправившегося на его поиски товарища, настигает возмездие посредством народного русского оружия - вил. Это подоспела помощь со стороны неожиданно оказавшейся рядом женщины, незадолго до этого изнасилованной немцами на глазах деревни (повторю, в которой остались только дети, женщины и старики). Оставшийся в живых солдат обнаруживает тела, начинает кричать и дуть в мощный свисток. Колонна возвращается, сгоняет жителей на площадку перед сараем и выдвигает ультиматум: если не будет назван конкретный виновный, то виновными окажутся все. Поскольку непосредственные исполнители наблюдали эту сцену с горы, а среди жителей не нашлось тех, кто ради спасения всех добровольно взял бы на себя ответственность, жителей запирают в сарае и сжигают.
Теперь поднимемся на гору, где за разворачивающейся трагедией наблюдают, по сути дела, «виновницы» происходящего. Молодая потрясена увиденным – за что их так, ведь они не убивали немцев? Но более зрелая считает иначе – они видели, как меня насиловали трое немцев, но ни один не вышел, не помог, прятались и смотрели…. «Не мешай Богу. Он не хочет нашей смерти. Значит, мы нужны для чего-то». «Я знаю, зачем Он меня оставил. Что бы я папу нашла» - подхватывает тему молоденькая. Догорает сарай, немцы едут дальше, наши героини расходятся в разные стороны. Функция взрослой женщины исчерпана и она растворяется в неизвестности, молоденькая продолжает свой путь – ей нужно выполнить свою миссию, найти папу. Или лучше так: найти Папу. Обе нашли для себя объяснение, надо думать, с ним согласен и режиссёр. Эпизод закончен… Пути Господни неисповедимы, но люди часто пытаются трактовать их, исходя из своего понимания и, часто, в свою пользу, а иногда, чтобы просто успокоить свою совесть. В христианстве один пострадал за всех, на экране мы же видим обратное – все страдают из-за одной. Михалковский Бог предстаёт перед нами в своём ветхозаветном, безжалостном обличии. К тому же получается, что для наказания нечестивой деревни Богом была выбрана немецкая зондер-команда - оружие сомнительного свойства. Что же касается двух нагорных сиделиц, то теперь ситуация перевернулась и про них можно сказать их словами – прятались, смотрели и не помогли.
Но это всё экранные герои, давайте вспомнил про того, который вдохнул в них жизнь - про Творца и бывшего хорошего режиссёра. Не могу отделаться от ощущения, что значение истории с сожжённой деревней не ограничено рамками сюжета и у автора было желание спроецировать её на историю страны, точнее – на советский период. Объяснить и подвести базу: мы мучились, страдали, кому-то не дали премию, кому-то звание, кому-то шапку, кого-то не печатали, не посылали за границу…. А вы всё видели, молчали и не помогли. Поэтому, гори ваша деревня страна синим пламенем. Вместе с вами. Заслужили. Сами виноваты. А мы будет стоять на горочке, и поплёвывать на головешки. И так будет всегда.