October 9th, 2010

Русские в плену. Первая Мировая.


В небольшой работе И.А.Ильина «О русской идее» есть интересные сведения относительно военнопленных Первой Мировой войны. Оказывается, «что за войну 1914-1917 годов из 1 400 000 русских пленных в Германии 260 000 человек (18,5%) пытались бежать из плена. «Такого процента попыток не дала ни одна нация (Н.Н. Головин)»».  Это, кстати, подкрепляет сложившийся у меня стереотип, касающийся поведения в плену англичан или французов. Так и вижу, как сидят они за колючей проволокой (если она есть) и дисциплинированно выполняют наложенные на них ограничения. Нет у меня данных по Второй Мировой, но и здесь, опять же по моим внутренним ощущениям, картина примерно такая же. Наверное, это след от давно прочитанных книг и просмотренных кинофильмов, где побег для наших солдат или офицеров был обычным делом, а сама мысль о побеге доминировала в их сознании. Ну а с военнопленными других стран было, кажется мне, так же, как и в Первую Мировую. Тем более, что они содержались не в таких ужасных условиях, как наши.

И.А.Ильин объясняет такой высокий процент русским свободолюбием.  Скорее всего, это было существенным, может быть даже самым главным мотивом их поведения, только с одним уточнением - если свободу рассматривать не в чисто западном смысле, а с учётом русского понимания (наверное, точнее сказать ощущения) свободы как воли. И добавлю от себя, что такое объяснение будет неполным без привлечения чувства общего дела, чувства Родины. Всё-таки свобода, даже если она и «осознанная необходимость, индивидуальна и замкнута на субъекте, а патриотизм подразумевает наличие сверхиндивидуальных ценностей. Собственно, это и есть своеобразный полюс, на который указывает стрелка этой самой осознанной (или неосознанной) необходимости.