June 13th, 2010

О демократии

Есть у А.А. Громыко в книге воспоминаний интересный эпизод, относящийся к его глубокому-преглубокому детству, ещё к царскому времени. Происходило это в белорусской деревне Старые Громыки. Когда бабушка будущего министра иностранных дел СССР была недовольна его поведением, она осуждающе называла его «демократом». Почему в такой глуши это городское, учёное слово приобрело негативную окраску, не знал не только маленький Андрей, но, скорее всего, и сама бабушка. В разное время и в разных условиях происходили мутации смысла, связанного с этим словом. Но то, что промелькнуло в передаче про гольф-клуб в Нахабино, позабавило. Не помню ни фамилии, ни статуса человека, дававшего мимолётное интервью об этом не самом дешёвом увлечении. А заявил он, что гольф – очень демократическая игра. Здесь в первом круге может принять участие каждый – и министр, и банкир… Демократия – власть народа. С первой частью этого определения всё ясно, а вот вторая, как аргумент в функции, может принимать разное значение. В понимании этого человека народ – министры, банкиры и другие люди примерно того же статуса. Собственно, в этом ничего удивительного нет. Небезызвестный Глеб Павловский в своё время заявил, что в России только около тридцати тысяч людей участвуют в принятие более-менее значимых решений. Остальные, получается, как хвост у кобылы. Куда она, туда и хвост. Вот так и живём.