crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Миссия Джорджа Бьюкенена в России. Часть 1

george-buchananКак всем известно, Англия – самая миролюбивая, справедливая и гуманная страна в мире, и мемуары дипломата Бьюкенена ещё раз стараются укрепить нас в этом посыле.   Правда, ещё лучше известно, что язык дан дипломату, чтобы он скрывал свои мысли, но всего не скроешь – дипломатов много, литературные способности у них развиты сильнее, чем у среднего гражданина, и у многих, ушедших с дипломатического поприща, возникает потребность увековечить свою деятельность в письменном виде, отлить в бумаге, а, заодно, и заретушировать изъяны на портрете самого служивого и той страны, во благо которой он положил свои лучшие годы. Поэтому к мемуарам дипломатов (и не только дипломатов) следует относиться осторожно, что совершенно не означает отсутствия в их воспоминаниях полезной информации. В конце концов, некоторые так красиво врут, что ради одного этого не жаль потраченного времени… Я не имею в виду именно Бьюкенена - так, к слову пришлось. Его книга написана легким языком и содержит массу интересных сведений, давно известных специалистам, но далеко не всем простым любителям истории, которым полезно увидеть мир в роковые для него годы глазами английского дипломата. Не забывая, конечно, что он дипломат (см. выше). Все факты, щедрой рукой автора рассыпанные на страницах книги, я пересказать не могу, поскольку в этом случае мне пришлось бы раздуть обзор до сотен страниц: мемуары чрезвычайно концентрированы и лишняя вода уже отжата автором. Я постараюсь лишь зафиксировать сухой осадок, оставшийся у меня в памяти и уже размытый временем. Материала много, поэтому, для удобства восприятия, разобью его на неравноценные по объёму тематические разделы.         

Предисловие

Родился Джордж Бьюкенен в 1854 году в Копенгагене, где его отец стоял во главе английского посольства в Дании. Начав с самых низов служебной лестницы, Джордж Бьюкенен добрался до уровня поста посла в России, что навряд ли можно отнести к очень статусному положению в общей иерархии министерства иностранных дел Англии, но, безусловно, местом важным и ответственным, с учётом веса страны, вверенной ему в попечение. В книге он не распространялся на тему своих личных талантов и достоинств (кроме моральных устоев, крепость которых он изобразил косвенным образом, через собственные благородные поступки и мысли), но на основании мемуаров можно предположить, что он был человеком контактным, легко входил в расположение людей самого высокого общественного положения, располагая их к доверительным беседам, о содержании которых подробно и незамедлительно докладывал начальству в Лондоне. Надо полагать, что и в местах его пребывания он пользовался авторитетом и, например, в 1916 году был избран городской Думой почётным жителем Москвы. О достоверности мемуаров дипломатов я уже упоминал. Бьюкенен тоже почитывал книги коллег и участников тех событий, в которых он принимал участие. Так, он поправляет Палеолога, посла Франции в России, с которым ему часто приходилось пересекаться в Петербурге. Француз в своих воспоминаниях о событиях 1914 года, непосредственно предшествующих началу войны, написал, что, якобы, Бьюкенен сказал ему: «Россия решила воевать. Поэтому мы должны взвалить на Германию всю ответственность за нападение, так как это единственный способ настроить общественное мнение Англии в пользу войны». Естественно, обвинение в подстрекательстве к войне пачкает репутацию Англии и Бьюкенен даёт свою интерпретацию разговора между послами Франции и Англии. Или возьмём обвинения княгини Палей, вдовы великого князя Павла, которая утверждала, что «английское посольство сделалось, по распоряжению Ллойд Джорджа, очагом революционной пропаганды. Либералы – князь Львов, Милюков, Родзянко, Маклаков, Гучков и другие - постоянно его посещали. Именно в английском посольстве было решено отказаться от законных путей и встать на путь революции…». Конечно же, всё было совсем не так, и всё эти обвинения – плод богатого воображения княгини, в свою очередь переходит в атаку английский посол. Хотя, надо заметить, что неоднократные встречи с вышеуказанными господами, да и ещё с многими другими значимыми особами в своих мемуарах Бьюкенен не только не отрицает, но и приводит их содержание. Безобидное, конечно. Но об этом я скажу ниже, а с введением пора заканчивать, напоследок упомянув две детали. Когда в 1918 году Бьюкенен покидает Россию и, через Финляндию, добирается до Швеции, он с облегчением замечает, что «попал в цивилизованную страну». Если эти слова относились к хаосу послереволюционной России, то их ещё можно понять, но если он имел в виду Россию как страну со всей её историей, то у этих слов появится нехороший запашок. Но, надо сказать, что таких пренебрежительных ноток в этой книге больше не было. Не могу пройти мимо и взглядов Бьюкенена по возвращении на родину. Он был сторонником вооружённого вмешательства в дела Советской России и в своих выступлениях утверждал, «что русская проблема является доминирующим фактором в международном положении, и, пока она остаётся неразрешённой, в Европе не может быть прочного мира. Кроме того, представление России её собственной судьбе может привести к тому, что в один прекрасный день Германия обеспечит себе контроль над её огромной людской силой и неисчерпаемыми природными ресурсами. В то же время, позволить большевикам упрочить своё положение значило бы допустить распространение её агентами разрушительных коммунистических доктрин на большей части Европы и Азии».

                                                                                            Балканы

В мировой истории малые страны остаются в тени стран больших, их истории локальны и представляют интерес также только в локальных случаях. История Балкан конца XIX века и начала XX сейчас интересует только специалистов. Между тем, в то время там кипели нешуточные страсти. Избавившиеся от турецкого доминирования, Болгария, Сербия, Румыния и другие страны региона начали делить территорию и выравнивать границы, исходя из собственных интересов и представлений об их справедливом прохождении. Сцепившись в яростной схватке, постреляв друг в друга, они попытались удушить друг друга в объятиях, образовав Балканскую конфедерацию. Ситуация осложнялась тем, что свои интересы в этом регионе были и у двух игроков мирового уровня – Австрии и России. Этот кипящий котёл едва не привёл к большой войне ещё в 1912 году, но, в итоге, дал отсрочку на два года. Россия надеялась, что её влияние на конфедерацию обеспечит мирное течение событий и, заодно, преградит путь Австрии к Эгейскому морю. Опекаемые, однако, оказались настолько непослушными, что объявили войну Турции, вызвав большое неудовольствие России. Особенно «отличилась» Болгария, которая после решающей роли России в её освобождении от турецкого господства (война 1877-1878 г.г.), всё время пыталась стряхнуть со своих плеч русский армяк или, другими словами, тянулась к цивилизации, в Европу. Тенденция не оригинальная, живучая до сих пор и ещё полная сил за счёт подпитки её извне (точный адресат указывать не буду). Антирусская партия имела большое влияние во власти, занимая там ключевые посты. Естественно, что Англия не могла остаться в стороне. Бьюкенен, с 1903-го по 1908-й год служивший дипломатическим представителем и генеральным консулом в Софии, приложил массу усилий, чтобы ослабить влияние России на Болгарию. Возможно, часть его усилий не пропала даром: перед началом Первой Мировой войны и на её первой стадии, продолжался торг балканских стран за условия, на которых они согласились бы перейти в союзники той или иной из нацелившихся друг на друга сторон. Удовлетворить их аппетит было трудно, поскольку решить вопрос можно было только отобрав что-то у одного и подарив это что-то другому. Никто не хотел уступать, хотя война уже бушевала вовсю. Особенно яростным был торг Болгарии и Сербии за часть Македонии. Положение России было сложным – Сербия считалась близким союзником, формально, она и дала повод к началу Первой Мировой. Бьюкенен пишет, что если бы Болгария приняла предлагаемые Антантой условия, война могла бы пойти по другому сценарию и Россия избежала бы потрясений 1917 года. Но, Германия посулила болгарам более жирный кусок и, к великому прискорбию, Болгария, столь пламенно клявшаяся в любви к России и рассыпавшаяся в благодарностях за её освобождение от турецкой оккупации, вступила в войну на стороне Австро-Венгрия и Германии. Спустя четверть века она ещё раз наступила на те же грабли, на этот раз уже во Второй Мировой. Ну и, если предположить немыслимое, то можно легко спрогнозировать, к кому она присоединится в Третьей Мировой.

                                         Англия

Как сказано выше, я своими словами пересказываю картину мира, нарисованную Бьюкененом. В этой картине Англия всегда права, миролюбива и слово честь для неё - не пустой звук. Ради этого она готова вступить в войну и отстоять идеалы свободы и справедливости. Но союзникам Англии казалось, что она медлительна в принятии таких решений. Так, министр иностранных дел Сазонов, с которым у Бьюкенена были отличные отношения, не раз высказывал послу претензии, что если бы Англия чётко обозначила свою позицию непосредственно перед августом 1914-го года, то Германия навряд ли бы решилась развязать войну. Однако английские лорды никак не собрались перекреститься и гром грянул. Бьюкенен, в оправдание такой двусмысленной позиции своей страны, ссылался на общественное мнение, которое не было готово к столь резким телодвижениям. Увы, силу этого аргумента уже не проверишь. Бьюкенен часто подчёркивал, что Англия вступила в войну из высших соображений, а не из-за желания урвать от мирового пирога кусок пожирнее. Вот, например, что он заявляет Керенскому 31 августа 1917 года о ситуации в Петрограде: «В то время как британские солдаты проливают кровь за Россию, русские солдаты шатаются по улицам, удят рыбу в реке и катаются в трамваях; повсюду – немецкие агенты. Он не мог этого отрицать, но сказал, что немедленно будут приняты меры, чтобы искоренить эти злоупотребления». Я говорил выше об обвинениях в подготовке Февральской революции, которые предъявляли английскому послу. Естественно, что он их гневно отметает, но причин заподозрить его в соучастии оказывается предостаточно. В первую очередь, это многочисленный встречи с российской элитой, на которых он, излагая позицию своей страны, фактически навязывал им конкретный образ действий. Однажды такая бесцеремонность даже вывела из себя Керенского. Трудно исключить и другие встречи, оставшиеся за пределами мемуаров, с более предметными разговорами и делами. Но мы находимся в рамках страниц книги, поэтому оставим предположения в стороне. После Октябрьской революции Бьюкенен прикладывал много усилий для того, чтобы Россия продолжала боевые действия, а не пыталась заключить мир с Германией. Он вступал в контакты с Калединым, пытался действовать и традиционными дипломатическими методами, убеждая новую власть в бескорыстии помыслов союзников. Он даже не был против мира России с Германией, но только позже, когда он будет заключаться не на германских условиях, а на условиях союзников. Но его желания пропали втуне, и Брестский мир был заключен.

                                     

Обратите внимание на обложку книги. И, особенно, на галстук. Интересная фигурка там проглядывается. Прокомментировать её появление я не могу, разбирайтесь сами.

Tags: Англия, Исторические фрагменты, Литература
Subscribe

  • СМС-медицина

    Мелкий, но достаточно типичный случай, характеризующий наше телевидение с точки зрения управляемости. Зацепил окончание какой-то передачи на Первом…

  • Херальдика

    Есть такой интернет-портал "Российская символика", который « является официальным государственным информационным ресурсом,…

  • Навстречу Дню труда

    В этот магазин после работы я заходить побаивался – там в это время массово отоваривались люди с нашего предприятия и поэтому всегда были…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments