crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

О фашизме. Часть 3

                                               О фашизме. Часть 3

 

Люди, следящие за событиями в мире с помощью средств массовой информации, наверняка не забыли ту массированную атаку на фашизм, в которую, как по команде, поднялись практически все телеканалы, радиостанции и примкнувшие к ним многочисленные печатные издания. Пожалуй, по частоте упоминания этой темы были превзойдены аналогичные показатели СССР 1938 г. или первой половины 1939 г.. Но вот отгремела зимняя кампания – и тишина, только остался вопрос, часто звучащий в современных анекдотах - что это было? Действительно ли угроза реальна и враг снова у ворот? Но почему тогда сейчас об этом практически забыли? Или так сильна власть Слова, что все пятьдесят тысяч скинхедов, выявленных нашими правозащитниками, бежали в панике, рассеянные информационным огнём? Или же наши правоохранительные органы вырвали с корнем эту заразу? Оставим в стороне оценку адекватности реакции СМИ на угрозу фашизма в современной России и остановимся на нескольких моментах той кампании.

 

Бросается в глаза, что, в большинстве случаев, термин употреблялся без его определения, использовалась лишь связанная с ним резко отрицательная окраска, заложенная самой историей не только в память, но и в глубинные структуры сознания нашего человека. При этом расширенные толкования термина позволяли навесить ярлык фашиста на всех несогласных с тем единственно верным учением, интересы которого представляет телеканал, издание или радиостанция. Чаще всего в качестве угрозы называли национализм, обычно русский, и под эту лавочку наиболее усердные группы товарищей готовы подвести любые проявления национального самосознания. «Русский фашизм страшнее немецкого» - так назвал одну из своих передач известный шоумен и телевизионный революционер, по совместительству один из руководителей российской культуры. Само содержание этой программы, скорее всего, давно стёрлось из памяти телезрителей, но заголовок – парадоксальный и категоричный, - затаился, занял своё место в памяти: «Русский фашизм страшнее немецкого». Его ещё нет, но русские этим подленьким утверждением уже усажены на скамью подсудимых. Титанических трудов по прививке чувства вины за своё прошлое и обвинений в нецивилизованности, мешающей жить в настоящем, оказалось недостаточно, теперь пришло время взяться за будущее. Совсем не осталось русским места в истории. Особенно кощунственно звучит это утверждение из уст г. Швыдкого. Или он забыл, кто победил немецкий фашизм? Или не догадывается, какая перспектива ожидала бы самого Михаила Ефимовича, победи в своё время фашизм немецкий? Ну да Бог ему судья, и речь не о нём лично – тут дело не в конкретных именах и фамилиях.

 Русский человек, в силу исторически сложившейся ментальности, воспринимает понятия образно-символически, в отличие от рационального западного человека, склонного к строгим определениям. «На этом образно-символическом и возникает самое гнусное «достижение цивилизации» - навешивание ярлыков…Подбрасывая нам ярлыки, с которыми связаны известные по традиции символы, все они настраивают нас против той личности и того явления, которое на самом деле подобного понятия не заслуживает», - так писал известный учёный В.В. Колесов. Учитывая одну особенность наших СМИ, несколько туманно обозначаемую иностранным словом «ангажированность» (хотя в русском языке достаточно и более точных определений), нелегко поверить в то, что беспорядочное употребление слова-ярлыка случайно и вызвано искренними чувствами журналистов. Ещё раз обратимся к В.В.Колесову:«Минуя момент понятия, идеолог спекулирует на особенностях русской ментальности, которой присуще образно-символическое восприятие термина… Это безнравственно и даже преступно, а в той мере, в какой совершается сознательно, - и подло».

Так что же скрывается за этим словом? Ещё раз отметим, что СМИ не утруждают себя вопросами терминологии, да и зачем им это? Чем больше сеть, тем богаче улов. Между тем, фашизм - реальный феномен человеческой истории, имеющий свои границы во времени и пространстве. Его итальянский вариант, своим самоназванием введший этот тип политической системы в историческую практику, декларировал возрождение величия Римской империи. Согласно  взглядам Муссолини, именно государство должно было сформировать нацию, достойную своих предков. Спекулируя на понятии народа, чьи интересы провозглашаются превалирующими над интересами отдельного индивидуума, фашизм проводит свои «реформы». Классовые различия он снимает тезисами о корпоративном государстве, где корпорации убирают все противоречия между трудом и капиталом, а предприниматель из эксплуататора превращается в чуткого руководителя, играющего свою важную роль в жизни социума.

Диктатура национал-социалистической партии Германии, во главе с фюрером, отличалась от итальянцев своим расовым экстремизмом и должна называться не фашистской, а нацистской. Однако сложившаяся традиция причисляет гитлеровскую Германию к фашизму и, не вдаваясь в тонкости определений, будем ей следовать.

Надо признать, что дать краткое, исчерпывающее определение фашизма – задача не из лёгких. Российская Академия наук, которой Ельцин своим указам дал поручение найти формулу, с помощью которой можно будет отделять овец от козлищ, предложила такой вариант: "Фашизм - это идеология и практика, утверждающая превосходство и исключительность определенной нации или расы и направленная на разжигание национальной нетерпимости, обоснование дискриминации в отношении представителей иных народов, отрицание демократии, установление культа вождя, применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия, оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем". Даже с учётом обусловленности содержания формулировки логикой текущего момента и «интересами заказчика», текст получился настолько расплывчатым, что позволяет, при определённой ловкости, подвести «под статью» любую партию или государство, проявляющих признаки активности. И другие попытки решения этой проблемы ограничены субъективными факторами – одни упирают на психологические моменты, другие – на историческую обстановку, третьи – ставят во главу угла национальные аспекты. Надо отметить, что как-то стал непопулярным подход, широко используемый в советское время. Речь – о классовом анализе фашизма. Естественно, что и этот метод имеет свои слабые стороны,  неизбежные упрощения и неточности.  Но это судьба любой модели – она всегда уже реальности и освещает только одну её часть, оставляя вне своего охвата другую – большую или меньшую, в зависимости от степени адекватности. Можно сказать, что в любой модели присутствует  как истина, так и ложь. А теперь, наконец, вспомним, что с точки зрения его классовой природы фашизм представляет собой  диктатуру наиболее реакционной части крупной буржуазии. И действительно, в Италии Муссолини пришёл к власти не без участия промышленной элиты, и был удалён от власти, когда стал ненужным и опасным. Гитлер тоже вошёл во власть за счёт поддержки крупной буржуазии. Пусть далее взаимоотношения между промышленниками Германии и властью наци не были идиллическими, но это уже вариации известного сюжета о Франкенштейне и его создателе. Важно то, что идя наверх под антибуржуазными лозунгами, после прихода к власти фашисты запрещали забастовки, распускали независимые профсоюзы, «компенсируя» это загрузкой промышленности военными заказами. Необходимо подчеркнуть, что фашизм не меняет классовой расстановки в обществе, просто буржуазия другими методами, используя беззаконие и террор, сохраняет власть в моменты кризиса буржуазной демократии. Фашизм и манипулятивная демократия – всего лишь средства удержания власти, а выбор конкретного средства определяется его необходимостью и достаточностью.

Каковы же «перспективы» фашизма в современной России? Попробуем в рамках классовой модели дать осторожный прогноз на будущее. Вначале сделаем несколько допущений. Первое - у власти останется буржуазия. И действительно, мирное образование теократического, социалистического (советского образца) или какого-то иного типа государства в наше время не представляется возможным (аргументация в пользу этого допущения уведёт нас от обсуждаемой темы). Второе – «фашисты» приходят к власти в результате глубокого общенационального кризиса: экономического, сложившейся системы ценностей, внешнеполитического, связанного с противоречиями внутри правящего класса и т.д..

Прогнозировать кризисы – дело неблагодарное. Даже у профессиональных гадалок (астрологов, политиков и политологов) процент сбывшихся предсказаний оказывается гораздо ближе к нуля, чем к ста. Поэтому рассмотрим несколько ситуаций, при определённых условиях чреватых серьёзными кризисами, не претендуя на полноту перечня возможных сценариев. Начнём с межнациональных  конфликтов, которые обычно считают самой благоприятной почвой для произрастания  фашизма, особенно, если в них участвуют русские. Очевидно, проповедники такой точки зрения считают русских единственным народом России, носящим вирусы этой болезни в себе. При всей остроте, запущенности и, возможно(!), умышленном консервировании конфликтов такого типа в тлеющем состоянии с целью перенаправления в нужный момент протестной энергии народа в это русло, вероятность перерастания локальных конфликтов, вроде кондопожского, в общероссийский слишком мала.  Скинхедов, обычно увязываемых с фашизмом, вряд ли есть основания серьёзно рассматривать как силу, способную  самостоятельно прийти к власти – нет там ни фигур для этого, ни достаточной социальной базы. Использовать их в своих целях могут, сами же по себе они представляют угрозу только в масштабах улицы, да и то, если власть захочет дать им волю. Разногласия внутри правящего класса, к примеру, в виде выявленных фактов коррупции среди самых высокопоставленных лиц, тоже вряд ли будут иметь  катастрофические последствия, поскольку у элиты достаточно сил и средств, чтобы ограничить их рамками своего круга, а появление внесистемной силы при нынешних возможностях в части проведения упреждающих действий маловероятно. Применение же частью элиты «китайского» варианта культурной революции в российском исполнении относится больше к жанру политического фэнтези – слишком саморазрушительной может оказаться тактика вызова «огня по штабам» с помощью  рекрутированных «хунвейбинов», а в склонности к суициду нашу элиту заподозрить трудно.

Теперь вспомним, что Гитлер пришёл к власти на волне последствий Великой депрессии 1929 года, прекращения притока денег извне и при слабой собственной экономике, не имеющей возможности обеспечить потребности страны. Не секрет, что нынешнее рекламируемое благополучие России (весьма спорное) обусловлено высокими мировыми ценами на энергоносители. Что произойдёт при падении цен на нефть хотя бы до «справедливого», по словам небезызвестного М. Касьянова, уровня в двадцать долларов? И если так же резко упадут цены на газ? Или же потребители найдут других поставщиков? Или перейдут на альтернативные источники энергии, резко ограничив свои потребности в наших поставках? Вариантов возникновения кризиса много, результат, при сохранении нынешней экономической политики, один – катастрофический. Отметим и угрозу обострения отношений с внешним миром и, в первую очередь, с США, а то и со всем Западом как целым. Спровоцированный извне экономический кризис может стать более безопасной альтернативой прямому военному вмешательству. К тому же наш пресловутый стабилизационный фонд предусмотрительно, подобно заложнику,  размещён непосредственно в западных банках и ценных бумагах. Во что может вылиться  такая ситуация? Нас часто пугают бессмысленным и беспощадным бунтом по менее существенным поводам. Здесь же будут затронуты базовые потребности большинства наших граждан, вплоть до угрозы их жизни. Как удержаться у власти правящему классу? Оставаться в рамках закона слишком «неэффективно» с точки зрения сохранения своего положения, а вот тут уже и вполне реален выход за рамки правового поля и демократии в целом.  И если сейчас такие варианты представляются, мягко говоря, нереальными, это не значит, что они не осуществимы - жизнь полна неожиданностей. Наслаждаясь прелестями жизни на комфортабельном океанском лайнере, не поленитесь поинтересоваться его названием. Что если Вам ответят: «Вы на Титанике, сэр!».

            Фашизм – явление историческое, а, следовательно, развивающееся, «творческое». Совсем не обязательно, что его новые реализации будут копировать старые образцы. И совсем уж не обязательно, что состоится второе воплощение немецкого лозунга «Ein Volk, ein Reich, ein Führer» (один народ, одна империя, один фюрер), только уже на русской земле. Но, анализируя различные возможности возникновения будущего, пока ещё гипотетического, фашизма и формы его проявления, не забывайте диагноз классовой теории: фашизм - диктатура наиболее реакционной части крупной буржуазии.


 
Tags: Фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments