crazy_reader (crazy_reader) wrote,
crazy_reader
crazy_reader

Categories:

Федин Константин, «Города и годы», 1924 год

Думаю, что если бы этот роман по каким-либо причинам вывели в своё время и из обращения и открыли читателям только во время перестроечного ажиотажа, его ждала бы в наше время более счастливая судьба. А так дремлет он себе на полке с названием «советская классика», редко добираются до него читательские руки. Но мои, любопытные, добрались. Прочитал. Доволен. В первую очередь, привлекателен язык Федина – словарный запас, образность, мощь. Талантливо и сильно. Иногда, правда, этот избыток силы приводит к некоторой цветистости стиля, но только иногда. Возможно, так выгодно оттеняет его язык современных романов, и не только российских. На их фоне Федин выглядит глыбой. Необычна и композиция романа: автор убивает Андрея Старцова, своего главного героя, на первых же страницах, а затем подводит читателя к  этому событию, показывая логику произошедшего. Действие начинается за некоторое время до Первой Мировой войны и заканчивается во время Гражданской войны в России. Если использовать известный штамп, то «Города и годы» - книга о  трагической судьбе русского интеллигента, не сумевшего сделать окончательный выбор в те грозные годы. Поскольку ритм романа рваный, соответствующий эпохе, то и я не буду придерживаться повествовательного стиля, отмечу только один из многих моментов, и проиллюстрирую примеры проблематики романа несколькими цитатами.



Константина Федина Первая Мировая  застала в Германии, где он, как русский, был поражён в правах и находился на положении гражданского пленного. Впечатления от тамошней жизни   нашли отражение в романе, придав ему дополнительную достоверность. Несмотря на приличный объём книги и множество действующих лиц, главных героев в романе всего четыре: Андрей Старцов, его друг Курт Ван, маркграф фон цур Мюлен-Шенау и Мари. Но Мари существует несколько отстранённо, хотя её влияние на маркграфа и, особенно, на Андрея, велико, а вот судьбы троих первых сплелись в один клубок. Любовь и ненависть – два этих понятия напрямую противопоставлены Фединым друг другу. Самое важное в жизни Андрея – любовь, самое важное в жизни Курта – ненависть.  Маркграф – площадка для их спора, окончившегося для Андрея трагически. Можно ли зло победить только добром, или в борьбе со злом без привлечения насилия не обойтись? Андрей не решается перейти эту грань и, в результате, гибнет сам. Или вот ещё один эпизод, в котором эта тема переносится на онтологический уровень. Андрей разговаривает с  домохозяином о немецком патриотизме и находит, что такой патриотизм основывается на ненависти к чужим, на что  получает ответ - «ненавидеть кого-нибудь – потребность человеческого бытия». Не могу сказать, случайно ли так получилось, но носителями идеи о ненависти,  правящей миром, оказались два немца, а оппонирует им русский, ставящий на место ненависти любовь. При этом, не надо забывать, что Старцов у Федина, несмотря на симпатию автора к нему, не является положительным героем, а, скорее, «плохим хорошим человеком», запутавшимся в своих чувствах. Типаж, известный в русской литературе.

            Интересны у Федина и другие наблюдения над немецким характером. Вот заключение фон цур Мюлен-Шенау о влиянии французов на картины Курта: «Немцев оно разлагает… Нам свойственна только тема. Это видно по нашей литературе, как и по нашей индустрии. Мы разрабатываем только мысль. Французы увлекаются приёмами. Это природа галлов. Они умеют маневрировать, но не умеют организовать наступленья и даже не умеют отступать. Их революции сделались классическими. А чем сделалась Франция в результате классических революций? Бесправной олигархией.  Революция французов – маневр, приём». Замечу, что во время Великой Отечественной войны маркграфу не было и пятидесяти, так что он вполне мог быть участником похода «Drang nach Osten», а его взгляды отражают мировоззрение значительной и влиятельной части немецкого общества. Несмотря на понятную условность литературного источника. Вот три цитаты из дневника, который фон цур Мюлен-Шенау вёл в русском плену, характеризующие отношение цивилизатора к вожделенным краям:

-  «Я приступил к изучению русского языка и думаю, что это мне поможет несколько ближе увидеть народ, который меня окружает и наблюдение над которым, я уверен, может оказаться очень ценным для цивилизованного человека».

-О России: «Эти пласты пригодны для колонизации. Колония должна ещё пройти путь просвещенной тирании. Тогда, может быть, перед ней откроется будущее. Здесь нужны феодалы, а не социалисты… Феодалы принудят научиться разумному труду…».

- «В конце концов один род маркграфов фон цур Мюлен-Шенау стоит всей княжеской истории мордвы».

 Или схожие по своей сути высказывания, которые учитель из Баварии вбивает в головы своим ученикам, рассказывая им о Кремле и Москве: «Он поражает своей дикостью, которую многие путешественники склонны считать красотой. Все противоречия русской жизни, весь хаос воззрений русского народа обнаружился в архитектуре мрачного и наивного Кремля… Москва – родная стихия русского, но цивилизованный иностранец страдает в этом городе от дисгармонии его частей и раздражающей пышности строений».

Надо сказать, что Федин не идеализирует и Россию. Ограничусь одним примером – описанием одного провинциального городка:

«На российском просторе было раскидано таких Семидолов великое множество. Все они были похожи друг на друга, как куры, и жизнь шла в них по-куриному – от зари до зари, с нашеста на нашест.

Семидольцы бродили по пыльным, мягким, как перины, улицам и прогнившим панелям, кормились, клохтали, выводили цыплят, с опаской посматривали наверх, откуда валятся все беды, и бежали без оглядки, как только раздавался воинственный трепет петушиного крыла. Петухи, как положено, топтали семидольцев, блюли их нравственность, бились смертным боем за свои приходы».

И вот на такое сонное царство изливает свою молодую энергию, высвобожденную революцией, двадцатитрёхлетний Председатель исполкома Семидола Голосов: «Дай нам самых сонных лягушек, мы из них сделаем то, что нам надо. А если из них ничего сделать нельзя – уничтожим, да, уничтожим их. Болота нам не нужно! Это вы – Щеповы, Старцовы – крутитесь вечно в мнимой принципиальности, всё хотите примирить идеальное с действительным. Мы знаем, что примирить нельзя, можно только подчинить. И мы находим в себе силы подчинять! Мы не оглядываемся, не боимся, что вы про нас скажете…..». Извечный спор о соотношении идеального и действительного очень часто переносится из теории в практику. В истории таких примеров – уйма.

            А чтобы закончить цитирование на мажорной ноте, немного бальзама для библиофилов: «Да, целая кипа новых книг. Это они – неизменные, таинственные – обкрадывают жизнь, а все говорят про них, что они обогащают её. Но какое счастье чувствовать себя опустошённой их незрячим и недвижным взором! Как радостно отдавать им час за часом, день за днём, потому что – зачем человеку эти бедные дни и часы?».

            Что не понравилось, точнее – не впечатлило. Показались недостаточно проработанными мотивы действий персонажей. Да и язык, который они используют в общении, частенько выглядит излишне восторженным и архаичным. На таком общаются между собой герои Достоевского. Но там чувствуются глубины, даже бездны, а у Федина всё же просматривается дно, но, конечно, мелководьем «Города и годы» назвать нельзя. Плюсов у него гораздо больше, чем минусов. Без этого романа русская литература будет неполной.



Tags: Литература
Subscribe

  • Интересный подход к Гоголю

    В 43 номере Литературной газеты встретил интервью с Ренате Ратмайр, доктором филологических наук, профессором, заведующей кафедрой славянских языков…

  • Я Пастернака не читал...

    Сегодня известной белорусской писательнице Светлане Алексиевич была торжественно вручена Премия мира Союза немецкой книготорговли. Как пишет…

  • Из сегодняшней газеты

    Сегодня в Литературной газете встретил странное написание множественного числа одного слова. Чёрным по белому написано «шофера». К тому,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments